26-07-2014, 01:21

История о том, как меня трахнули прямо на свадьбе. Часть третья: Девичник

Проснулась я опять среди ночи. Открыла глаза и тут же закрыла. Несколько минут лежала и думала о причине своего столь раннего пробуждения. Нет, на этот раз я не хотела в туалет. Как накануне в мотеле. Когда меня среди ночи разбудил переполненный мочевой пузырь. Нет, сегодня писать я не хотела.

Прислушалась и поняла, что меня разбудило.

В соседней комнате слышался шепот и еле уловимый скрип кровати.

— Это моя сестра Роза со своим женихом Романом занимаются любовью, — подумала я.

Роза и Рома жили вместе в гражданском браке, уже больше года. Почему они вдруг решили оформить свои отношения официально? История умалчивает. Быть может, Роза поставила ультиматум сожителю. А может, Роман сам созрел. Так или иначе, но они женятся, а истинную причину нам, конечно, никто и никогда не скажет.

Я была рада за сестру, и выяснять истинную причину, почему они женятся после года совместной жизни, не собиралась.

Вчера когда я легла спать, жених моей любимой сестренки был еще на работе, а сейчас он приехал, и они решили проститься с холостой жизнью. Роза трахнет в последний раз холостого Романа, а Роман в последний раз трахнет холостую Розу. Завтра, или точнее уже сегодня, Роза заночует у родителей. Так положено. Ну, а послезавтра или завтра, короче в субботу, они будут уже мужем и женой.

Во время таких нехитрых рассуждений я и уснула. Мне опять приснился Антон. Мы стояли на мосту через речку и, держась за руки, смотрели на пробегающую внизу воду.

— Давай вместе прыгнем вниз! — предложил Антон.

— Давай! — согласилась я и проснулась.

Посмотрела на часы на прикроватной тумбочке, ровно восемь. Встала. Сделала несколько наклонов вперед. Мне это упражнение помогает проснуться. Искупалась под прохладным душем. Выпила чаю с тостами. Будить сестренку не стала.

— Возможно, они всю ночь прощались с холостой жизнью, а сегодня у Розы девичник, а у Ромы мальчишник.

— Пусть поспят, — подумала я и поехала к родителям.

Папу и маму не видела уже полгода. Последний раз приезжала к ним на новый год.

— Ну, рассказывай, кто такой Антон и давно ты его знаешь? — ошарашила меня вопросом прямо с порога мама.

Сразу вспомнился сон. А потом уже гараж. Минет, который я сделала механику. Фаркоп в моей вагине. Поездка полностью обнаженной на мотоцикле по оживленной трассе. Секс с Антоном в реке.

— А почему я вспомнила именно этого Антона? — вдруг подумала я. — Мама его точно не может знать.

Я опять перенеслась мыслями в гараж. Воспоминания приятным теплом отдавались в теле.

— Чего молчишь? — продолжала пытать меня мама. — У вас с ним серьезно? Надо было его взять на свадьбу к Розе. Родственники бы видели, что тоже не одна. Или ты боишься напугать парня. Думаешь, подумает, что это намек? Хотя ты конечно права. Хорошего мужика, его приручить тяжело, а испугать очень даже легко...

— Мама! Ты о чем? — я прервала ее монолог. — Или точнее, о ком? Что за Антон?

— Анечка. Это я у тебя спрашиваю, что за Антон, а не ты у меня? У тебя, их что много? Много Антонов? Или у тебя от мамы появились секреты? — обиженно произнесла мама.

— Ты чего там дочку в дверях держишь? — раздался спасительный голос папы. — Захочет сама расскажет.

Мы прошли на кухню, и следующий час я рассказывала, как жива, здорова, а потом час слушала, что нового, у моей сестры. Самое интересное, что с такими мельчайшими подробностями, мне об этом рассказывала мама, какие сама Роза о себе не знала.

— Анюта, тебе надо за бабушкой и дедом в деревню съездить, — попросил отец. — У меня машина барахлит, а то я бы сам...

В деревне жили родители отца. Деревня была не далеко 45 километров, но отец терпеть не мог возить деда. Во время поездки дед постоянно поучал отца. Не так затормозил, тихо едешь, куда разогнался и тому подобное. Вы не подумайте, дед машину не водил, у него ее никогда не было, но поучать своего сына считал делом обязательным. Папа в это время молчал и матерился про себя, а потом жаловался мне на деда.

— Да, все нормально у него с машиной. Просто за Розу переживает. Отдает дочку замуж. Волнуется, для него она всегда останется маленькой дочуркой, — вмешалась мама.

— Волнуется, вдруг Ромка передумает жениться, — подумалось мне. — Розе уже 25 лет. Как говорят: «Все подруги уже развелись, а она еще и не выходила». Сейчас начнет меня поучать, что век девичий не долог, что и мне пора.

— Я когда двух девок родила, — начала свою поучительную речь мама. — Думала, оглянуться не успею, как стану бабушкой. А вы смотрю, и не торопитесь. Думаете всегда будете молодыми?

— Мама не начинай! — взмолилась я — Думаешь, у меня очередь под окном из женихов стоит?

— А Антон, про которого ты молчишь как партизан? Чем он тебе не жених. Что у него не так? А ты не думаешь, что ты просто к нему придираешься? — мама брала меня на измор.

А, я если честно не знала, что за Антона мама имела в виду. Про какого Антона она говорит? У меня в голове возникал лишь один образ. Антон из гаража. Но мама про него знать не может. Да и какой он мне жених. Я его и не знаю совсем. И поступил он со мной ох как некрасиво.

— Я поеду, — сказала я. — Потом поговорим.

— Вот с тобой всегда потом, — посетовала мама. — Самостоятельная. Думаешь все знаешь? Мама больше не авторитет? Вспомнишь еще меня, а будет уже поздно.

— Мама я тебя тоже люблю, — я поцеловала мамулю в щеку и убежала по ступенькам.

Бабуля встретила меня парным молоком и пирогами. Когда я у нее бываю, она всегда пытается меня подкормить. Бабушки, они, наверное, все такие. Как говорят: «Бабушка, она и в Африке бабушка». А моя, так лучше всех.

— Вкусно, — проговорила я, поглощая уже третий по счету пирожок с капустой.

— Кушай, Анечка, кушай. Поправляйся, — убаюкивающим голосом проговорила бабуля. — А то смотри вон худущая какая, как велосипед? И титьки совсем не растут.

— И ничего я не худая. И грудь у меня есть, — обиженным голосом произнесла я.

— Твои титьки одно название. Ты чем будешь дите свое кормить? Своими фикульками? — по доброму спросила бабуля. — Да и мужик. Он ведь тоже любит, когда есть за что подержаться. Мужик он ведь не собака, на кости не бросается.

— Когда появится дите и грудь подрастет, — не сдавалась я.

— А когда, скажи на милость, оно у тебя появится? — тут же перевела разговор бабуля. — Мама вчера звонила, сказала, что у тебя тоже жених есть. Антоном зовут.

— Опять двадцать пять. Что за Антон? Все уже знают, про моего Антона. Одна я нет! Странно, — думала я, а сама вспомнила Антона — механика из гаража.

Вспомнила речку. Вспомнила наш поцелуй. Внизу живота что-то зашевелилось. Опять «бабочки».

— Дай Анюте поесть спокойно, — вмешался дед. — Она взрослый человек. Захочет, расскажет. Захочет, нет

— Это она с виду взрослый человек, а так дитя еще неразумное, — бабушка погладила меня по голове как маленькую. — Пойдем дед, собираться. Пусть ест.

Они скрылись в соседней комнате, а я поспешила вылезти из-за стола. Четыре съеденных пирожка — это как минимум час занятий в спортзале. Есть люди хвастающие, что могут, есть мучное, сколько влезет. Я не из таких, чуть-чуть дам послабление в диете и уже смотришь, к бочкам все прилипло. Но я нашла выход, хожу три раза в неделю на фитнес. С тренером нам повезло. Пока семь потов с нас не сойдет, она тренировку не прекращает. А какое удовольствие получаю от тренировок? Лучше ощущений от тренировок, только ощущения, от хорошего секса.

— Аня, а ты Генку помнишь? — крикнула из другой комнаты бабушка, — Рыжего Генку. Так он сейчас не пьет совсем. Закодировался. На север ездит. Хорошо зарабатывает. Дом построил. Машину купил. К нему все наша Зинка клинья подбивает. Он с ней крутит, мутит, а замуж не берет. Говорит, люблю одну лишь Аньку! И все тут. Тебя ...

то — есть.

— Это он просто жениться не хочет, — прокричала я в ответ, а сама окунулась в воспоминания:

С Генкой мы подружились давно. Здесь. Он был старше меня меньше чем на год. Рыжий, рыжий и с конопушками на лице. Он говорил, что зимой веснушки исчезают совсем, но я его зимой ни разу не видела. Видела его только летом. А летом он всегда был весь в конопушках.

Я каждый год летом ездила к бабуле в деревню на каникулы. Свежий воздух. Природа. Фрукты и овощи с собственного огорода. Молочко. Натуральная еда. Одни сплошные витамины. Помогала бабуле по хозяйству. Ходила по грибы и ягоды. Купалась. А когда подросла, стала по вечерам ходить в клуб.

Генка появлялся сразу, как я приезжала, и сопровождал меня везде. Я за ягодой и он со мной, я за грибами и он за грибами. Я купаться и Генка купаться. В клуб мы тоже ходили вместе. Что уж тут говорить. Генка был тем мальчиком, кого я поцеловала первый раз в губы. Были только ночь, звезды и мы вдвоем. Я и Генка.

Он мог стать моим первым парнем. Мог, но не стал. Он стал вторым.

Мне в тот год только исполнилось восемнадцать! Мы были в клубе. Кто — то принес в клуб самогон. Угощал в честь дня рождения. Я такие вещи не употребляю, но меня буквально заставили. Выпила всего три маленькие рюмочки, но мне хватило и их. Вместо того чтобы танцевать, я уселась на пол и принялась реветь, потом смеяться и опять реветь. Я этого уже не помнила.

Так меня оставлять было нельзя и Генка с Лешкой вызвались меня проводить до дому. Проводить, то проводили, но завести в дом побоялись. Дед мой мог бы им хорошенько всыпать, а про бабушку я вообще молчу.

Решили парни пересидеть мое опьянение на сеновале. Я должна была трезветь, а парни продолжали пить. Они пили, а у меня в это время фаза грустного веселья перешла в фазу любви — обильную. Мне жутко захотелось тепла и ласки. Я стала приставать к парням, лезла целоваться и даже разделась до гола. Если честно, то я планировала расстаться с невинностью именно в это лето. Просто не думала, что это будет так. Генка меня пытался вразумить и одеть, я глупо хихикала, а Лешка смотрел и потешался. Он был старше нас на четыре года и уже имел достаточно большой сексуальный опыт.

— Генка, ты давай сходи, покури, посторожишь нас заодно, — наконец сказал Леша. — Я тут с Аней сам разберусь.

И Генка ушел. Вот тут я поняла, что делаю что-то не то. И попыталась выйти следом за другом, но Лешка меня поймал.

— Куда ты красавица собралась? — спросил Лешка. — Посветила тут своими прелестями, сиськами и писькой и убегаешь? Так не пойдет.

Вот это и был мой первый раз. Потом через много лет, когда я вспоминала произошедшие, я поняла, что для лишения невинности это был, скажем так вариант не плохой. Во первых под наркозом, не было так страшно, да и боли сильной не почувствовала. Во вторых секс был с достаточно опытным партнером. В третьих сеновал. Для городской девчонки, куда еще более романтично.

Ну, это я поняла потом, а пока он меня поймал и вернул на место. Я был голая и меня раздевать не нужно было, а сам он не собирался и я через несколько минут поняла почему.

Алексей достал свой большой эрегированный член. Я посмотрела на его пенис и попыталась убежать во второй раз. Я испугалась члена. Это сейчас при виде мужского органа я испытываю, как правило, возбуждение, а тогда он меня напугал. Напугал очень сильно.

Леша опять поймал меня и завалил прямо в сено. Я лежала, не жива, не мертва. И тут, как начало у меня все зудеть. Вот почему он не разделся. У меня от соприкосновения ничем не прикрытой кожи с сеном, зачесался каждый сантиметр голого тела.

Я ему пожаловалась, но парень только посмеялся.

— Терпи, — приказал Алеша. — Терпи коза. Атаманшей будешь, — перефразировал он на свой лад известную фразу. Давай по хорошему. Не бойся, расслабься, я не причиню тебе боли.

Я молча кивнула и раздвинула ноги. Алексей начал потихоньку входить. Нет, боли не было. Было ощущение инородного предмета между ног, но без боли. Без боли, но страшно.

Надо отдать должное Алексею, он хоть и был пьян, но обращался со мной бережно. Трудно судить о времени, но мне показалось, что акт был не долгий. Алеша навис надо мной, а я обняла его и прижималась щекой к его груди. Мы лежали, не двигаясь, и лишь только член парня совершал поступательные движения, в меня и обратно, в меня и обратно. Кончил парень мне на живот. Спермы было много и мне даже захотелось ее попробовать, но я конечно не стала. Не хотелось выглядеть перед молодым человеком развратной.

Что я чувствовала в тот момент, ничего. Мне хотелось чесаться, чесаться и чесаться. Еле себя сдерживала.

— Генка иди сюда выпьем, — потихонечку позвал Геннадия Алексей. — Аня тебе тоже надо выпить. Ты же у нас первый раз в первый класс, а это грех не отметить.

Мы дружно выпили.

— Ну, а теперь Генка твоя очередь, — сказал Алешка и похлопал парня по плечу, а меня по щеке. — А я пойду, покурю, да на шухере постою.

Генка совсем растерялся. Если бы не я, то Геннадий не только бы не кончил, он бы даже и не начал.

Он просто сидел и смотрел куда-то в сторону. Сидел и молчал. Пришлось его немного простимулировать.

— Идем ко мне, — позвала я его, развратно раздвинув ноги и дав парню полный доступ к своему телу. — Иди не бойся.

Не спрашивайте. Я сама не знаю, что на меня нашло. Может алкоголь. Может романтичная обстановка. Может осознание того, что я стала взрослой, а может желание сделать давнему приятелю приятно.

Генка смотрел на меня во все глаза и толи не верил своему счастью, толи чего-то опасался. Но... он не торопился накинуться на беззащитную жертву в моем лице. Ну, что же придется мне стать охотником. Я взяла Геннадия за руки и буквально навалила на себя, сама ввела в себя, его даже толком не налившийся кровью член, благо смазки, выделенной моим собственным организмом, было хоть отбавляй. Сама начала двигаться тазом. Член выпал. Надо было видеть, сколько горя было написано на лице Гены. Так нельзя. Я попробовала приласкать его пенис рукой, и он тут же отреагировал, начал расти. Ввела член в свою вагину повторно, и он опять упал и опять выпал. По лицу Гены было видно, что он сейчас буквально расплачется. Пипец. Тут еще подлил масло в огонь Алеша, он прокричал нам:

— Ну, вы что там делаете? Вы скоро?

— Сейчас. Уже почти все, — отозвалась я.

Надо спасать парня и я решилась на крайние меры. Взяла член парня в рот. Это был, мой первый минет. Если честно, до того момента, я не могла себе даже представить ситуацию, где я беру мужской детородный орган в свой рот. Это было для меня так не естественно. Это казалось так унизительно. Да и от одной мысли меня казалось, вывернет на изнанку.

Позже я пойму, что женский рот смотрится гармонично с мужским членом, а пока я дела минет скрепя сердце. Психологически взять пенис в рот было тяжелее, чем делать сам минет. Член был живой, приятный на ощупь, а еще он регулярно вздрагивал, словно от осознания, что с ним делают, что-то непристойное.

Я не знала, что делать и просто посасывала пенис. По началу очень осторожно. Но когда он начал расти, становясь шире, длиннее и тяжелее, я уже старалась во всю. Изредка поднимая взгляд на Генку, я видела по его лицу, что парню мои манипуляции очень по нраву.

На эти нехитрые ласки член Гены отреагировал мгновенно, и после минуты минета, парень кончил. Кончил он мне на грудь, но когда вынимал пенис изо рта, я немного замешкалась и капелька все же попала мне на язык. Я сделала это специально. Хотелось попробовать семя друга на вкус. Оно оказалось горькое, но я решила, что в следующий раз попробую больше.

Что я испытала? В первую очередь чувство гордости за себя. Я это сделала. А ведь это даже страшнее, чем сходить на прием к стоматологу. Ведь первый раз он трудный самый.

— Она взяла у тебя в рот? Круто, — проговорил Лешка, он не вытерпел и тихо зашел. Зашел и сталь невольным свидетелем нашего ... орального секса. — Как ты ее раскрутил, а говорил, что девственник и не знаешь, что делать с бабами. Анька придется тебе и у меня отсосать.

Сейчас я знаю, на что и как реагировать, а тогда я просто помахала в знак согласия головой, но свою порцию минета Алексею в тот день получить было не суждено.

Мы услышали голос бабушки:

— Кто там?

А потом увидели ее саму. Парни схватили бутылку и буквально испарились, а я осталась сидеть глупо улыбаясь. Со следами свежей спермы на голом теле.

— Ах ты, потаскуха! — бабушка была вне себя от ярости. — Срамота, какая. Это что же я матери твоей скажу. Ах ты, шалава.

Бабушка вывела меня во двор и отхлестала крапивой. Досталось, конечно, и рукам и ногам, и животу и спине, но больше всего досталось промежности, было такое ощущение, что бабуля не попадала туда случайно, а била очень даже прицельно. У меня все там горело. Я убежала к пруду через дорогу и, зайдя в воду, сидела там не меньше часа.

Зуд хоть и убавился, но продолжался еще, по крайней мере, дня три. Вид у меня тоже был, дай боже. Между ног распухло. Вся кожа была в красных пятнах, а местами и в расчесах.

Бабушка давала мне таблетки и даже мазала мазью, но я все равно чесалась, а чем больше чесалась, тем больше чесалось.

С утра бабуля, конечно, прочитала мне лекцию, а потом плакала, пожалев меня. И я плакала. Дед увидевший нас и не подозревающий о причине наших слез, лишь покрутил у виска пальцем.

— Совсем девки сбрендили, — подумал он.

Я не была под домашним арестом, но на улицу не ходила. Ну, куда я в таком виде.

Пребывание дома дало время обо всем хорошенько подумать. И если в первый день я искренни, раскаивалась в содеянном, то в последующие решила, что бог, что не делает, все к лучшему. Если в первый день я решила, что следующий раз будет только после свадьбы. То в последующие дни я поняла, что хочу еще, а потом еще и еще. Во мне родилась женщина. Я этого пугалась, но и была страшно рада. Меня ждала новая жизнь. Новая взрослая жизнь. Новые впечатления и новые ощущения.

— Мы готовы, — сказала бабуля, прервав такие приятные для сердца воспоминания.

— Ну, внучка вези нас, — торжественно сказал дед.

Ему нравилось ездить со мной. Он всегда говорит:

— Вот. Вот ты внучка умеешь ездить. Не то, что мой сынок — твой папаня.

Отцу я конечно про это не говорю. Зачем лишний раз расстраивать.

Своих любимых стариков я довезла без эксцессов и сдала родителям из рук в руки. Обедать я отказалась. Сегодня девичник и надо было пожалеть желудок, да и пирожки. Я чувствовала, как они превращаются в жировые клетки, и спешат приземлиться на моем животе.

Девичник мне стоит описать поподробнее. Честно я думала мы посидим, выпьем и поплачем. По бабски. Ан нет. Роза повела нас в стриптиз клуб. Клуб, где танцуют мужской стриптиз. Более того, раз в неделю, по пятницам у них в клубе проходит контактный стриптиз. Я конечно о таком слыхом не слыхивала.

— Это когда стриптизеры выходят в народ, для более тесного общения, — объяснила мне сестра.

Это она прочитала в рекламном буклете. Ни Роза, ни ее подруги на контактном стриптизе никогда не были, и что там будет, могли только догадываться.

— Это что они около нас будут своими херками махать? — спросила я. — Ромка тебя убьет.

— Туда мужчин вообще не пускают, кроме самих танцоров, — успокоила меня Роза, — Ромка думает, что мужички на сцене до трусов раздеваются и все.

Нас разместили в большом зале. Столики располагались полукругом сбоку у стены. С другого бока была сцена. Между столиками и сценой свободное пространство.

— Для танцев, — подумала я, — Натанцуюсь сегодня, — а вслух спросила:

— А где здесь шесты?

— Зачем? — удивилась Роза.

— Ну, как же стриптиз и без шестов?

— Это же мужской стриптиз.

Зрителей было человек 20—25. Это были женщины разных возрастов. От совсем юных, недавно справивших совершеннолетие, до степенных женщин в возрасте.

Перед тем как зайти в зал нам раздали силиконовые браслеты.

— Браслеты помогают избежать недоразумений во время представления, — объяснил менеджер зала. — Разный цвет браслетов поможет выступающим стриптизерам, легко ориентироваться в зале. Они двух цветов Белые и красные. Белые браслеты тем к кому прикасаться нельзя. Красные разрешающие.

Мы, а нас было пять человек: Роза, Лена, Наташа, Таня и я — выбрали красные браслеты. Красные разрешали выступающим втягивать зрителей в свое представление.

— А зачем мы туда перлись, чтобы сидеть, как недотроги? — здраво рассудили мы. — Пощупаем молодых мужичков...

Из еды я заказала себе лишь пирожное и легкий алкогольный коктейль. Что я туда есть пришла?

Представление началось неожиданно красиво. Свет в зале притушили и под приятную музыку начали появляться артисты. Их было много, человек двадцать. Музыка сменилась на более энергичную. Появились световые эффекты. По полу пополз белый дым и танец начался. Танец был красивый, молодые мужчины двигались синхронно. Я залюбовалась. Парни были одеты в рубашки и брюки. Никто не раздевался. Не похоже было, что это стриптиз. Но вот танец закончился и все удалились. Наступила тишина.

— Может это все? — предположила Таня. — Прикол такой.

— Нет! — твердо заверила Роза. — Это нас разогреть. Чтобы захотели.

Да! Она была права. Я уже захотела. Среди выступающих были несколько негров. И мне, захотелось посмотреть, что там у них в штанах.

Заиграла мелодия и в зале появились три человека. Они были босиком, с голыми торсами. Из одежды на выступающих были лишь набедренные повязки. Их движения были пластичны, чувствовалось, что парни всерьез занимались танцами. Но какой они будут показывать стриптиз? Стриптиз — это в моем понятии медленное раздевание, а здесь кого раздевать? Они уже и так раздетые.

Артисты не пошли на сцену, они пошли к зрителям. Останавливались около столиков.

Один из молодых людей подошел ко мне. Среднего роста, с развитой мускулатурой. Светлый, голубоглазый с правильными чертами лица. В руках у него был баллончик со взбитыми сливками. Немного потанцевав он открыл рот и показал язык, выдавил на него порцию сливок и съел. Потом нагнулся и капнул сливками мне на ухо, слизал, немного задержавшись на мочке.

Уши — это моя эрогенная зона. Я чуть не замурлыкала от удовольствия.

— Вот он контакт, — подумала я. — А это очень даже неплохо.

Я с вызовом посмотрела на дам с белым браслетом.

— Смотрите и завидуйте.

Между тем парень перешел на мою шею. Потом сливки оказались у меня на внешней стороне кисти, и молодой мужчина склонился в поцелуе.

Я растаяла от такого внимания.

— Почему он выбрал именно меня? — подумала я. — Это не просто так. Значит, я ему понравилась.

Ну, а стриптизер продолжал танцевать дальше. Теперь он показал на мой рот, жестом приглашая, включится в его игру. Я открыла рот. На мой язык легла белая воздушная капля лакомства. Проглотила. Парень показал в одобрительном жесте большой палец, а сам капнул сливками на свою шею. Наклонился, я слизала. Капнул себе на сосок. На один, а потом на другой.

Эта игра начинала мне нравиться. Я слизала с сосков, а потом с пупка.

Нет, я не ожидала, того, что произойдет дальше. Парень развязал набедренную повязку и показал свой пенис. Потряс им у моего лица. Зрители заревели от восторга. Потряс еще и прошелся по нему сливками толстым слоем.

Я посмотрела на сестру, на окружающих дам. Но в их глазах читалось: «Давай»

Поймала взгляд парня, он смотрел на мой красный браслет, а его взгляд словно говорил с укором: « Если ты такая недотрога. Зачем выбрала красный браслет. Одела бы белый, я бы к тебе не подошел»

Я посмотрела вокруг. Два других стриптизера уже наслаждались минетом. И только «мой танцор» томился в ожидании.

— А была, не была, — подумала я и взяла член стриптизера в рот. — Это артисты. Они ...

чистые, здоровые и красивые парни. Я пришла сюда развлекаться. Вот и буду отрываться по полной. Я в отпуске. И я свободна!

Женщины сидевшие рядом захлопали в ладоши.

Двое других стриптизеров блуждали по залу, предлагая попробовать свои пенисы на вкус всем желающим, а мой уходить не собирался. Он стащил меня со стула, так что мне пришлось встать на колени, и оголил мою грудь. Я была в легком платье без бюстгальтера.

— Понравилось, как я делаю, минет, — не без гордости подумала я.

А парень между тем вынул свой член и приготовился кончать. Кто-то сунул мне в руку блюдечко с моим пирожным.

— Будет кончать на него, — подумала я. — Это вместо сливок.

Двое других артистов подошли ко мне и встали рядом. У меня будет тройная доза спермы на кондитерском изделии. Что это награда, за качественный минет? Или наказание за мои сомнения?

— Так или иначе, а пирожное придется заказать новое, — подумала я.

Но пирожное заказывать не пришлось. После того как парни кончили мне в тарелку и я облизала им по очереди, отработавшие на отлично пенисы. Меня заставили съесть это пирожное. Пирожное, облитое густым слоем спермы.

В зал вышла новая партия выступающих, но мои трое кормильцев не ушли, пока я не съела все до последней крошки и конечно до последней капли.

Я ела большими порциями, запивала коктейлем, и думала об одном:

— Только бы меня не стошнило.

Парни показали большие пальцы, в одобрительно жесте, похлопали над головой руками и убежали.

— Катька, как тебе повезло, — восхищенно проговорила Ленка, лучшая подруга Розы, когда я вернулась за стол.

— Да уж, подумала я, накормили до отвала. Сначала взбитыми сливками, а потом пирожным со спермой вместо крема. Очень калорийно! Плюс еще час в спортзале...

По залу бегала следующая тройка стриптизеров одетых в одни набедренные повязки и повторяли действия первой тройки.

В это время сменилась музыка и на сцену опять вышли одетые в костюмы мужчины. Их танец заставил буквально открыть рот от удовольствия. Постановка шоу в этом заведении была на высоте. Танцоры оттанцевали и ушли. В зал вынесли несколько пустых столов, и выбежала теперь уже пятерка артистов. Мое внимание невольно приковалось к чернокожим парням.

Один из негров перехватил мой взгляд, направленный на него и направился прямиком ко мне. У него не было сливок, он просто снял повязку и все. Агрегат у парня был, что надо. Большой толстый и черный.

— Можно я, можно я, — это кричала Ленка и даже подняла руку, как в школе.

Черный танцор приблизился к ней. Она сначала потрогала его руками, потом лизнула. Лизнула раз, потом лизнула два, три.

— Язык покажи? — неожиданно попросила Роза.

Лена испуганно открыла рот.

— Так я и знала... — грозно сдвинув брови, сказала Роза и замолчала.

Повисла пауза.

— Что ты знала? — тихо спросила Лена.

— Язык у тебя черный, — сказала Роза и засмеялась.

Все просто покатились со смеху. А негр уже пихал свой пенис в рот Тане. Его член попробовали все, включая Розу.

— А что? Я завтра замуж выйду и все? Я ведь просто попробовала, — оправдывалась она.

А черный парень схватил меня за руку и поволок к столам. Когда он положил меня спиной на один из них, я поняла их предназначение. Столы вынесли для траха. На них будут трахать страждущих зрителей. А я, как всегда первопроходец, но это даже хорошо. А потом, кто может похвастаться тем, что трахалась с настоящим негром. Я думаю, что в нашей стране не многие.

Шоу переходило в другую стадию. Контакт со зрителями будет наиболее тесный. Мой черный стриптизер надел на пенис презерватив, задрал подол моего платья и стянул с меня трусы. Член у него был большой, но меньше чем у Саши. Саши, который трахал меня накануне на берегу реки.

Негр входил медленно, зная, что его размеры намного больше среднего. А я сама пыталась насадится на его член и текла, текла как «последняя сука». Не знаю, что меня так возбудило. Может праздничная обстановка. Может присутствие зрителей. Я в последнее время стала замечать за собой странное возбуждение появляющееся при оголении на людях. Или быть может меня, возбудил факт того, что секс у меня будет с чернокожим любовником. Не знаю.

Ну, а сам стриптизер, хорошенько разработав мою вагину, начал примерятся к моему анусу. Я попыталась отвести его орган от моей попки рукой, но парень перехватил ее и продолжил углубляться в мое заднепроходное отверстие.

— Но! Найн! Нихт! — я как могла, объясняла любовнику, что я не хочу в попу.

— Он меня там порвет к чертовой матери, — подумала я.

— Я аккуратно. Если будет нестерпимо больно. Скажешь. Я сразу выйду, — проговорил негр приятным голосом.

— Ты, что говоришь на русском? — изумилась я.

— Конечно, я же русский, — проговорил негр. — Сними платье, пожалуйста.

Я была ошеломлена, поэтому разделась и бросила свое сопротивление, а мой черный любовник проник в мою попу. Ничего терпимо. Подошел еще один чернокожий и занял мой рот. Меня опять берут двое одновременно. Все так же, как и на кануне, на берегу реки. Только тогда меня брали в рот и вагину, а сейчас в рот и попку.

Я представила, как я выгляжу со стороны. Вся беленькая такая, а с двух сторон черные любовники. Зрелище довольно эффектное.

Но это было еще не все. Подошел и третий, и тоже черный.

— Они на меня как пчелы на мед слетаются, — подумала я. — Зря подошел, все уже занято.

Ан нет, не все. Мой таз повернули на бок, а верхнюю ногу подняли вверх почти вертикально. Парни вошли в меня одновременно. Первый в вагину. Второй в попу. Хорошо разработанные отверстия без труда впустили два черных члена, напугав меня не на шутку.

— Порвут, — думала я. — Теперь точно порвут, — а из горла вырвался крик отчаяния. Принятый моими любовниками за звуки удовольствия.

Парни заработали в быстром темпе, заставляя кричать меня еще громче. Любовник, пользовавшийся моим ртом, остался не у дел. Он сделал несколько попыток вставить свой орган мне обратно в ротовую полость, но я постоянно кричала и была не в состоянии обласкать еще и его.

Два поршня долбили меня, не переставая, казалось целую вечность. Я чувствовала их. Даже одного члена такого размера было много, а во мне их было два. Мне не сомкнуть сегодня ног. Я охрипла и под конец только нечленораздельно мычала.

Не обошлось без конфуза, когда парни кончили. У того, который трахал меня сзади, порвался презерватив и мою прямую кишку, наполнило семя черного русского.

Парни извинились и ушли, а я все лежала, не в силах встать, и тут ко мне подбежали еще двое стриптизеров.

— Нет! — твердо сказала я и сняла красный браслет, зажала в ладони. — Перерыв!

Ко мне подбежала молодая девушка, сунула мне свой белый браслет, и забрала мой красный.

— Я ее понимаю. Быть у колодца и не напиться — это тяжело. Что касается меня, то я уже напилась. Даже лишнего выпила.

Дойти до столика оказалось не так просто. Ноги не хотели меня слушаться. Было ощущение, что мои партнеры ушли, а их члены остались внутри меня.

— После вчерашнего. Когда меня трахнул Саша, я ходить нормально не могла. Ходила в раскоряку. А после сегодняшних чернокожих любовников я и сидеть не смогу, — подумала я.

Когда подошла к столу, оказалось, что там одна Таня. Лену и Наташу увели танцоры. (Специально для sexytales) А Розу, как невесту пригласили в ВИП комнату на индивидуальный сеанс, в качестве подарка от заведения, Чем она там занималась, Роза рассказала только мне, и только на второй день свадьбы.

Я сидела за столом и чувствовала, как у меня из попы вытекает сперма. Сегодня в первый раз меня трахали двое одновременно спереди и сзади. И мужское семя в моей попе тоже в первый раз. У меня в эти дни — это стало нормой. Каждый день что-то новое. С одной стороны это меня пугало. А с другой радовало.

Оттянулись мы в тот вечер хорошо. Все получили свою порцию шоу. Парни делали по три четыре захода.

— Вот почему шоу раз в неделю. Парням надо восстановиться, после такого активного секса. Только как у них с личной жизнью? Или они своих пассий втайне приводят на шоу и трахают здесь, совмещают приятное с полезным.

Вот только не потанцевала я в тот день. Растраханная промежность не давала ногам сойтись.

Вечером, прежде чем лечь спать я смазала попку детским кремом. Черный русский натер мне ее от души. Передвигалась я, как человек неваляшка, хорошо мама с папой уже спали.

— Все хорошо, вот только у меня самой опять не случилось оргазма, — посетовала я. — Ладно. Завтра будет день — будет пища.

Копаться в себе перед сном не стала. Устала я сильно сегодня. Закрыла глаза и заснула.

А утром меня разбудила мама:

— Анечка, Антон звонит, что ему сказать? Может, сама с ним поговоришь?

Она сунула мне в руку свой мобильный. Он вибрировал и издавал приятную мелодию. На экране была надпись Антон. Номер был незнакомый.

Я посмотрела на экран, а потом на маму.

— У тебя, что даже его номер есть? — спросила я.

— Конечно, есть? Бери быстрее...

— Кто такой — пронеслось в моей голове. — Все его знают, а я нет.

Я нажала на кнопку соединения и сказала:

— Алло...

Автор рассказа: катюшка

Рассказ взят с сайта: sexytales.org


Просмотров: 1 989 Добавил: dizaur Комментарии (0)
 
История о том, как меня трахнули прямо на свадьбе. Часть третья: Девичник порно рассказы, История о том, как меня трахнули прямо на свадьбе. Часть третья: Девичник порно истории, История о том, как меня трахнули прямо на свадьбе. Часть третья: Девичник эротические рассказы, История о том, как меня трахнули прямо на свадьбе. Часть третья: Девичник секс истории.

+ Добавить коментарий