20-07-2014, 02:42

Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса (глава 6)

Гарри Поттера и его мир придумала Д. Ролинг. Я просто играюсь с персонажами.

Когда глаза Гарри и Рона привыкли к свету, они разглядели то, что вряд ли можно забыть.

- Ущипни меня, - хрипло сказал Гарри.

Рон не ответил — он выглядел так, будто ему прилетела в голову пара бладжеров.

Гостиная Слизерина была освещена сотнями свечей, украшена драпировками из зелёного шёлка, серебром и изумрудами. Сегодня в ней собралось человек двенадцать старшекурсников. Они развалились на обитых мягкой тканью диванчиках вдоль стены, пересмеивались, болтали. Это бы сошло за обычную вечеринку лучших друзей, если бы не важная деталь: все слизеринцы уже приспустили штаны и подрачивали в кулаках свои твёрдые напряжённые пенисы. Малфой, Блейз, Монтегю, Нотт, ещё трое слизеринцев на год младше, имён которых Гарри не помнил. Опоздавший Гойл грузно плюхнулся рядом с ними, скидывая на ходу штаны и доставая свой толстенный хуй, уже налившийся кровью. Надо сказать, что члены у всех слизеринцев, к зависти Гарри с Роном, были приличной длины или толщины.

- Гойл, опять ты опоздал. Где тебя Моргана носит? - лениво протянул Малфой.

- На кухне был. Жрал, - буркнул Гойл.

- Грег, ну сколько можно есть? Ты пропустил начало такого шоу! - хихикнула Пэнси.

С парнями сидели четыре слизеринки: Пэнси Паркинсон, Миллисента Булстроуд, белокурая «снежная королева» Дафна Гринграсс и её подружка, худая брюнетка Трейси Дэвис. Слизеринки пока не раздевались, но Пэнси и Милли уже засунули правые руки под мантии в трусики и двигали пальцами, втихую мастурбируя, а Дафна с Трейси явно хотели к ним присоединиться, хотя пока стеснялись. В другое время вид ласкающих себя слизеринок заинтересовал бы гриффиндорцев, но сейчас они едва взглянули в ту сторону. У Гарри затряслись ноги, ему очень хотелось поверить, что кто-то наложил помрачающее проклятье на его очки — но взглянув на ошарашенного Рона, он понял, что его рыжий друг видит то же самое.

Длинный столик из тёмного дуба стоял перед диванами слизеринцев. Одна девушка с густыми каштановыми волосами, абсолютно голая (не считая алого гриффиндорского галстука) лежала спиной на этом столе с раздвинутыми ногами. На неё валетом легла другая раздетая до галстука девушка, рыжая и веснушчатая. Лица рабыни засунули между ног друг другу, поэтому Гарри и Рон не сразу узнали их и поверили в увиденное.

Их лучшие подруги, скромные девушки, блестящие ученицы Гермиона Грейнджер и Джинни Уизли, сплелись голые в позе «69» и жадно отлизывали друг другу пёзды, чмокая и постанывая. Они глубоко шарили языками у себя в мокрых вагинах, а двенадцать слизеринцев дрочили на них, снимали на камеру, смеялись и громко обсуждали, кто из них первым будет ебать гриффиндорских шлюх.

ххх (за двадцать минут до этого)

Гермиона и Джинни взялись за руки, чуть помедлили, робко переступили порог и зашли в логово врага, повесив головы.

Слизеринцы все повернулись к открывшемуся проходу в гостиную и к новоприбывшим.

- Наши мокрощёлки пришли, - хмыкнул Монтегю. - Да начнётся праздник грязной любви!

Остальные засвистели и захлопали в ладоши. Гермиону и Джинни передёрнуло от издевательских аплодисментов и грубых выкриков: «мокрощёлки», «грязнокровные бляди», «гриффиндорские шлюхи»...

- Очеь хорошо, что вы смогли прийти, леди. Вы чем-то расстроены? - весело поприветствовал их Драко. - Может, тем, что целый день не трахались? Ничего, мои друзья вам помогут - посмотрите на них! Любая грязнокровка будет рада лечь под таких благородных магов и ведьм.

Рабыни подняли глаза. Первым, что они увидели, был растянутый у потолка плакат. Серебром по зелёной ткани было написано готическими буквами: «Трудная и грязная ночь Рабынь Хогвартса! Грейнджер и Уизли ебутся в шесть дыр тридцать три раза! Эти дырки просят ёбли!». Сбоку увлёкшаяся Пэнси грубо намалевала тощую львицу, которую обвивали три большие змеи, похожие на тентакли.

Под плакатом девушки увидели своих новых и старых мучителей. Гермиона, приобнявшая Джинни, почувствовала, как задрожала её рыжая подруга, и у неё самой подкосились колени.

«Малфой, Паркинсон, Булстроуд, Забини, Монтегю, Нотт,- судорожно считала Гермиона. - И Дафна Гринграсс, и Трейси Дэвис! Он привёл весь восьмой курс! А эти трое младше — Вейзи из квиддичной команды... он кончил мне в рот тогда в раздевалке... Харпер, Эйвери... Нас насиловали вчетвером и всемером, но сегодня их одиннадцать и ещё Гойл будет! Не может быть, даже Малфой не решится на это!»

Она убеждала сама себя, но знала, что Малфой всё-таки решился. И догадывалась, что её и Джинни ожидает кое-что похуже привычного изнасилования. Слизеринцы буквально раздевали гриффиндорок голодными взглядами, и рабыни дрожали, пытаясь натянуть пониже короткие миниюбки или прикрыть руками груди, чтоб соски не просвечивали через полупрозрачные блузки.

- Вижу, вам неудобно в этой одежде? Ничего, до утра она вам не понадобится, - сказал Малфой и взмахнул палочкой. С гриффиндорок тотчас же слетела вся одежда кроме форменных галстуков, и они стыдливо попытались прикрыться руками. Слизеринцы загоготали.

- Не прикрываться! - скомандовал Драко — гриффиндорки тут же убрали руки и выпрямились, демонстрируя себя слизеринцам.

Драко взял фотокамеру. Зайдя своим друзьям за спины, он сделал первый снимок для своего альбома за сегодняшнее число. Фото запечатлело затылки слизеринцев на переднем плане, а на среднем — их обнажённых жертв в полный рост. Гермиона и Джинни вытянулись как по струнке, убрав руки за спины и прикрыв от страха и стыда глаза. Они буквально чувствовали, как слизеринцы обшаривают взглядами их стройные тела, вглядываются в татуировки над сиськами и на левых ногах.

- Ну что, пора найти грязнокровкам работу на их грязные дырки, - объявил Грэхем Монтегю, явно взявший на себя в эту ночь обязанности тамады.

- Ну, ты предложил устроить это всё и имеешь право трахнуть их первым, - сказал Малфой и сделал приглашающий жест.

- Спасибо за честь, Драко, но я пока посмотрю, - ответил Грэхэм Монтегю, лениво надрачивая хуй. - Пусть Грейнджер и Уизли сначала разогреют нас, ночь длинная. Как тебе такая идея... - он наклонился к уху Малфоя и что-то зашептал. Малфой улыбнулся и недобро посмотрел на рабынь.

- Любишь сафических девушек, Грэхэм? Вообще я запланировал на сегодня другое развлечение. Но ты тоже неплохо придумал, у шлюх это будет в первый раз, - кивнул Драко. - Грейнджер! Ложись спиной на этот столик и ноги раздвигай. Уизлетта, ложись туда же!

Девушки, до этого стоявшие неподвижно как жертвы василиска, встрепенулись и медленно подошли к столику. Они знали, что сопротивляться приказу бесполезно. Гермиона залезла на столешницу и откинулась спиной на холодное, потемневшее от времени дерево, привычно разводя свисавшие со стола ноги. Старый столик опасно заскрипел — кажется, на нём трахал кого-то ещё сам Салазар Слизерин.

«Хоть бы он сломался, и я бы упала, и ударилась головой, и отключилась, и... - в отчаяньи подумала Гермиона. - Хотя какая разница? Они трахнут меня, даже если я буду без сознания. Ещё заставят отработать сломанную мебель...» Гермиона шмыгнула носом. Она всегда умела просчитать в уме последствия любой ситуации, все возможные варианты. Проблема в том, что все варианты на сегодняшнюю ночь, какие она могла придумать, заканчивались одинаково: спермой в вагине, анусе и желудке. И времени искать выход у неё не было.

Рядом с ней в оцепенении стала Джинни.

- Мне некуда лечь, Малфой - тихо сказала она. Стол действительно был узок, и места для двоих не хватало.

- Ложись на Грейнджер, - улыбнулся Малфой. - Нет, не так, наоборот, лицом к её ногам... Да, вот так. Давай живее.

Подчиняясь приказу Малфоя, Джинни залезла на стол и зависла над подругой в упоре лёжа. Покрытый каштановыми волосками лобок Гермионы оказался прямо под лицом Джинни, отделённый лишь длиной вытянутых рук, которыми Джинни упиралась в столешницу. Рыжая гриффиндорка опустила голову и посмотрела в пространство под собой: она увидела вверх ногами своё голое веснушчатое тело, а ниже голую Гермиону, чьё лицо смотрело прямо в бритую розовую вагину Джинни. Гермиона приподняла голову, гриффиндорки посмотрели друг другу в глаза отчаянным взглядом и поспешно отвернулись. Во рту у Джинни пересохло: они обе поняли, как им предстоит разогреть слизеринцев.

- Грязнокровка и предательница крови, ваши грязные пёзды надо подготовить для благородных людей, - заметил Драко. - Вылижите друг другу дырки хорошенько, до блеска! Я хочу, чтоб стол под вами ходил ходуном!

Джинни передёрнуло: ей уже приходилось лизать Миллисенте, и не сказать, что ей это понравилось. Джинни не знала, сможет ли после этого без стыда смотреть в глаза Гермионе. Но она не могла долго сопротивляться приказу: по телу пробежала судорога, голова отяжелела и сама наклонилась вниз. Джинни высунула язычок, как можно медленнее нагнулась, несколько секунд поборолась с чарами, а потом первый раз в жизни неуверенно провела кончиком языка между припухших половых губкок Гермионы. Тут же Джинни почувствовала, как в низу живота появился зуд: по одному из приказов Малфоя рабыни сами возбуждались, делая кому-нибудь куннилингус.

Гермиона задрожала в ознобе: чары контракта были сильнее её. Она обхватила бёдра Джинни, сама опустила её влагалище себе на лицо и присосалась к маленькому твёрдому клитору рыжей девушки. Джинни простонала, засунула голову подруге между ног и стала по-настоящему отлизывать её увлажняющуюся вагину. Краем глаза она видела, как Малфой делает новые снимки, как слизеринцы дрочат, как в подземелье ворвался запыхавшийся Гойл, но внимание обращала только на пизду Гермионы под своим языком и на язык Гермионы у себя в пизде. Ей было одновременно ужасно стыдно и хорошо.

ххх

Гарри облизал губы — в прохладном подземелье ему вдруг стало жарко. На нетвёрдых ногах они с Роном подкрались поближе к своим девушкам. Мантия-невидимка скрывала парней от всех остальных. Не веря глазам, он смотрел, как его Джинни трахает языком Гермиону, взасос целует её сочную пизду, сглатывая её выделения, раздвигает пальцами вагину и играет с клитором подруги, зарывается в каштановые волосы на её лобке.

- Моя сестрёнка... и Гермиона, - прохрипел Рон. - Гарри, гляди, что у них на ногах! Хотя нет, не гляди!

Гарри и сам увидел: на левой ноге Джинни была набита татуировка: «Шлюха Хогвартса: приняла в пизду 7 членов». Стрелочка от надписи указывала между ног Джинни — туда, куда сейчас уткнулась головой Гермиона. Девушка Рона лизала его же сестре, буквально расплющив её влагалище об своё лицо: оно было совсем мокрое от выделений Джинни. Гермиона тёрлась подбородком, ртом и носом о половые губы подруги, обхватывала губами и облизывала её мокрую вагину, засовывала язык глубоко вовнутрь, лаская стенки влагалища. Их сходство с Джинни дополняло то, что у Гермионы тоже была татуировка: на её ноге парни разобрали: «Шлюха Хогвартса: приняла в пизду 8 членов». Стрелка от надписи указывала туда, где усердно работала Джинни.

- Это Империус! - выкрикнул Рон. Чары скрыли его голос.

- Я их всех убью, - зло выплюнул Гарри, сжимая палочку. Но тут же остановился: клятва не давала ему помочь подругам, даже если бы Малфой пытал их Круциатусом. Да и Гермиона с Джинни не были похожи на гипнотизированных жертв Империуса: они слишком охотно лизали друг другу, слишком страстно стонали, когда одна из них особенно удачно ласкала другую.

Слизеринцы, тем временем, решили, что разогрева с них хватит. К рабыням подошли два крепыша из квиддичной команды: Харпер и Вейзи. Оба были на год младше рабынь, и уже как-то трахали их в рот в квиддичной раздевалке, но хотели большего. Вейзи встал между раздвинутых ног Гермионы, взял Джинни за рыжие волосы, отвёл её голову от блестящей щёлки Гермионы и приставил туда головку члена. Видевший всё это Рон не успел и пикнуть, как в мокрую скользкую дырку его Гермионы ввинтился член. Вейзи легко, одним движением загнал свой хуй в пизду гриффиндорки по самое основание. Гермиона ойкнула и на секунду оторвалась от вагины Джинни, чтобы посмотреть, кто её трахает.

Этим воспользовался Харпер, чтобы пристроиться к дырке Джинни. На этот раз Гарри и Рон были наготове. Забыв обо всём, они сбросили мантию-невидимку, готовя самые сильные проклятья...

Вернее, попытались сбросить мантию. Едва они решили скинуть маскировку, их пронзила судорожная боль, все суставы будто окаменели и стали неподвижны. Скрипя зубами от боли, беспомощности и ярости, Гарри и Рон смотрели, как Харпер неторопливо вставляет Джинни, широко и глубоко раздвигая стенки её влагалища. Рыжая гриффиндорка протяжно стонала, пока слизеринец натягивал её всё ещё тугую пизду на толстый хуй, как тесную перчатку на руку.

- Вам никто не говорил больше не лизать, леди, - заметил Малфой. - Поцелуйте эти члены.

Член Харпера, трахавшего Джинни, теперь нависал над лицом Гермионы. Она облизывала его снизу по всей длине — каждый раз, когда он выходил из вагины Джинни. Потом Гермиона обхватила губками волосатые яйца Харпера и стала посасывать их во рту — то одно, то другое.

Джинни было не так удобно: она смотрела на трах Гермионы сверху. Поэтому она продолжила полировать пизду подруги, которую одновременно трахал Вейзи. Джинни старалась ласкать языком вход в вагину — так, чтоб задевать и скользивший в ней член.

- Драко, так мы не дождёмся своей очереди, - капризно сказала Пэнси. - Почему мы просто смотрим, пока эти двое развлекаются?

- Ты всё равно хотела трахнуть их последней, - пожал плечами Драко. - Кто хочет присоединиться?

- Я попробую задницу мисс Грейнджер, мне Гойл её хвалил, - улыбнулся Джек Эйвери, сын и внук известных пожирателей. - Забини, составишь компанию? Ты что-то говорил про зад Уизлетты.

- Ну, - подумав, кивнул Блейз, - если ты просишь, я займусь Джиневрой. Только надо переместиться на диван — на этом столике мы не уместимся, и вообще этот антиквариат так скрипит, что на него смотреть страшно.

- Любой каприз за ваши деньги, - сказал Малфой. - Дафна, Трейси, что вы сидите, как не родные? Хотите, чтоб рабыни сделали вам удовольствие ротиком? Садитесь на спинку дивана.

Дафна и Трейси залезли на спинку, упираясь ногами в сидушку, и осторожно приспустили трусики.

- Да снимайте целиком, здесь все свои, - посоветовала Миллисента. Сама она уже давно задрала юбку и дрочила волосатую пизду. Гарри на автомате отметил, что нижнее бельё у всех слизеринок было одинакового тёмно-зелёного цвета — неужели на факультете змей это была обязательная часть формы?

- Харпер, Вейзи, прервитесь на секунду! - скомандовал Малфой. - Садитесь на диван. Да не нойте вы, сейчас вернём вам шлюх. Рабыни, вас это тоже касается.

Гермиона и Джинни слезли со столика, повесив головы и не смотря друг другу в глаза. Запустив руки себе между ног, они тихонько мастурбировали: по приказу Малфоя они возбуждались, кто бы их не трахал. Гарри с Роном яростно переглянулись, увидев другие татуировки своих девушек. Над сиськами Гермионы чернела надпись: «Хуесоска - отсосала 9 членов. Глотает кончу. Пиздолизка – отлизала 3 пизды». На правом бедре вдоль стрелки, ведущей к анусу, было написано: «Анальная шлюха: приняла в жопу 5 членов. Еблась в три дыры одновременно.»

Татуировки Джинни немного отличались: ««Хуесоска - отсосала 7 членов. Сосала у брата. Глотает кончу. Пиздолизка – отлизала 2 пизды» и «Анальная шлюха: приняла в жопу 4 члена. Еблась в три дыры одновременно.» Похоже, что Джинни пользовалась несколько меньшей популярностью, чем Гермиона.

Но Гарри и Рона заставило содрогнуться другое — надпись «сосала у брата». Они вспомнили тот таинственный минет в школьном туалете восемь дней назад и поняли, кто же делал сосал. Рон только усилием воли удержал в себе ужин: его чуть не вывернуло от мысли, что ему отсасывала младшая сестрёнка. Его взгляд упал на стенд, висевший на стенке гостиной. Там были прикреплены фотографии рабынь в разных местах и с разными людьми — в Косом переулке, в Хогвартс-Экспрессе, в кабинетах и коридорах Хогвартса: на каждом фото их трахали. Рон увидел и ту фотографию, где Гермиона и Джинни делали минет им с Гарри в кабинках туалета. Он бросил взгляд на Гарри: тот смотрел на тот же стенд и с обалдевшим видом осмысливал тот факт, что ему отсосала Гермиона. Рон увидел, как член Гарри выпирает сквозь штаны и едва не шибанул друга заклинанием — но понял, что его член тоже стоит колом.

Тем временем их девушек обступили со всех сторон: Гермиона покорно села сверху на Вейзи, развела пальцами половые губы и опустилась хлюпнувшей пиздой на его член. Рядом таким же образом Джинни оседлала Харпера. Эйвери и Забини встали у них за спинами; Гермиона с Джинни привычно раздвинули пальчиками ягодицы, выставляя на показ сморщенные анусы. Гарри сам не сразу заметил, что дрочит свой вставший член. Поняв, что он делает, Гарри испуганно взглянул на его друга, но Рон сам уже гладил свой стояк через штаны. Во все глаза Рон глядел туда, где его девушка и младшая сестра прыгали мокрыми вагинами на стояках слизеринцев и стонали, когда сквозь узкие сфинктеры в их аналы проталкивали ещё два пениса.

На глазах Гермионы выступили слёзы, когда два члена в ней начали двигаться и тереться сквозь тонкую перегородку, растягивая обе дырки. Она моргнула заплаканными глазами: перед ними блестела гладкая бритая щёлка Дафны Гринграсс, сидевшей на спинке дивана. Не дожидаясь приказа, Гермиона вытянула шею и стала отлизывать эту щёлку: белокурая слизеринка довольно вздохнула и тонкими пальцами рассеяно погладила Гермиону по каштановым кудрям. Справа от неё чёрненькая Трейси Дэвис так же гладила волосы Джинни, пока рыжая гриффиндорка буравила языком бритую вагину слизеринки во всю глубину.

- Нравится, Трейси? - с ноткой зависти спросила Милли Булстроуд, подразнивая пальцами собственное влагалище. - А ты ещё не хотела участвовать.

- Спасибо, что позвали, - охнула Трейси, зажимая голову Джинни между ног. - Да, вот так... Хорошо, Джинни... Сюда языком нажми... Да нет, выше! Харпер, Забини, можно полегче, вы её сбиваете!

Джинни Уизли действительно было нелегко ласкать чувствительную точку Трейси, а не просто шарить во влагалище языком: ей приходилось одновременно дёргаться вверх-вниз, трахая себя об хуй Харпера. Да ещё и Блейз трахал её сзади, и с каждым толчком Джинни ойкала и бестолково тыкалась лицом в вагину Трейси.

- Я и так не тороплюсь, - сказал Забини. - Трейси, ты на Джека посмотри — вот он наяривает как следует.

Джек Эйвери держал Гермиону за бёдра и насиловал её зад резкими фрикциями, вталкивал хуй в чувствительный анал гриффиндорки так глубоко, как мог. Гермиона время от времени приглушённо вскрикивала прямо во влагалище Дафны, чем раздражала последнюю.

- Так хорошо делает куни, - промурлыкала Дафна, - Пэнс, ты её хорошо научила...

- Это не я, это узкоглазая Чанг, - вставила Пэнси.

«Дафна... ой... хотя бы не выдёргивает волосы... ойойой... и не щиплет, как эти две... ой нет!» - промелькнуло в голове Гермионы.

«Чжоу?» - подумал Гарри. - «Она тоже?» Список лиц, которых он хотел медленно запытать Круциатусом, рос как на дрожжах. К несчастью, пока Гарри был бессилен.

- Ой, сейчас... Быстрее, Грейнджер! - пискнула Дафна, плотнее прижимая лицо Гермионы к своей щёлке. - Да, вот так... пососи здесь... не здесь, а здесь! Вейзи, Эйвери, вы правда мешаете! Её слишком мотает туда-сюда.

- Да я вообще просто лежу. Эта шлюха скачет на мне так, что хуй скоро оторвётся! - ответил Вейзи. - Она меня просто засасывает пиздой, вся течёт... Я щас кончу!

- У Уизли тоже потоп между ног! - добавил Харпер, пощупав вагину Джинни. - Я тоже еле держусь! Он взялся руками за поясницу Джинни и стал сажать её на член как можно ниже.

- Рабыни возбуждаются, кто бы их не ебал, - сказал Монтегю. - И не могут кончить без разрешения. Так, Драко?

- Всё так, - кивнул Малфой. - Эх, молодёжь, совсем выдержки у вас нет. Спускайте прямо в рабынь, они всё равно не залетят.

Вейзи шумно прокряхтел. Гермиона почувствовала, как член внутри неё пульсирует и выплёвывает вглубь тёплую сперму. От касания со спермой зуд в её половых органах усилился ещё больше — она запрыгала на стояке слизеринца быстрее, чтобы унять зуд — но Вейзи приподнял её тело и выскользнул из-под Гермионы, вытащив обмякающий член из гриффиндорки. Зуд сразу же стал на порядок сильнее, Гермиона засунула два пальца в заполненное спермой влагалище и стала дрочить, пытаясь заполнить зудящую пустоту.

Недовольный вскрик Джинни заставил Гермиону взглянуть на подругу. Харпер тоже спустил внутрь рыжей гриффиндорки и вылез из-под неё. Джинни дрочила себе (тоже двумя пальцами) и отклянчивала зад навстречу Блейзу — что угодно, лишь бы её трахали сильнее. Из раскрытой, наполненной кончой вагины Джинни на обивку дивана падали мутные капли — сперма пополам со смазкой гриффиндорки. Тут Дафна притянула Гермиону назад к своей бритой щёлке.

- Гермиона, давай... - положила ей на голову руку Дафна. - Ещё немножко... чуть-чуть...

Гермиона послушно припала к пизде слизеринки и стала облизывать её. Теперь это было легче — не приходилось прыгать на Вейзи. Гриффиндорка уткнулась между ляжек Дафны, пальцами надрачивала свою припухшую испачканную дырку, а сзади её так же драл в анал Эйвери. Гермиона ёжилась от боли, но сама старалась тужиться и сжимать мышщы ануса: чем плотнее её зад обхватывал хуй Эйвери, тем меньше был зуд.

Белокурая Дафна Гринграсс запрокинула голову и совсем не аристократично взвизгнула:

- Ааа!

Сейчас Дафна совсем не походила на бледную чопорную аристократку, как обычно. Она изгибалась, краснела, притягивала Гермиону всё ближе к себе. Вагина слизеринки запульсировала на губах гриффиндорки. Рот Гермионы наполнил сок Дафны, который гриффиндорка привычно проглотила.

Подруга Дафны Трейси сжала голову Джинни между тощих бёдер и с протяжным стоном кончила, забрызгав Джинни лицо. Трейси пошатнулась и свалилась со спинки дивана, по счастью, невысокой. Дафна кинулась её поднимать.

Гарри и Рон смотрели, как их подруг безжалостно трахают, будто они силиконовые куклы, и, выебав, отходят. Теперь на диване осталось четверо: Гермиона и Джинни отчаянно мастурбировали оттраханные влагалища, а сзади их ебали Эйвери и Забини.

- Когда этот кошмар кончится, - бессильно прошептал Рон. Монтегю, похоже, прочитал его мысли.

- Джек, Блейз, давайте заканчивайте, - сказал он. - И будет наша очередь. Эти шлюхи будут нас сами умолять, лишь бы мы хоть раз под утро дали им кончить.

- Не надо под утро! - к ужасу Гарри и Рона, закричала Джинни. - Мне надо сейчас! Делайте что хотите, но я больше так не могууу...

- Малфой, пожалуйста! - вскрикнула Гермиона. Гарри и Рон не узнавали своих девушек: вспотевшие, запыхавшиеся, они с выпученными безумными глазами долбили себя пальцами и подмахивали Эйвери и Блейзу, силясь поймать оргазм.

- Ну если вы настаиваете... желание леди закон, - поклонился Драко.

- Так не интересно, Малфой, - надулся Монтегю.

- Ладно, а как тебе такая идея..., - Драко наклонился к уху Монтегю.

- Пойдёт, - сказал Грэхэм, выслушав. - Шлюхи, валяйте, но чур, потом обсосёте те члены, которые принесли вам наслаждение.

Гарри медленно гладил свой член и смотрел, как его Джинни стонет и изгибается под Забини. Вот она засовывает в пизду третий палец, выгибает спину...

- Ох как затягивает, - мурлыкнул Забини. Анал Джинни сжался вокруг его члена, Блейз резко выдернул хуй и спустил на гриффиндорку, забрызгав спермой её веснушчатую спину до самых лопаток. Джинни тут же вставила два пальца другой руки в разинутый анус и тремя резкими движениями обеих рук довела себя до оргазма. С криком она скатилась с дивана на пол и замерла без чувств почти у ног Гарри и Рона. Им в нос ударил запах пота и кончи.

Гермиона уткнула лицо в подушку дивана и закричала в неё что-то неразборчивое. На глазах Гарри и Рона Эйвери сжал до синяков её ягодицы и спустил вовнутрь. Он вышел из неё, шлёпнув на прощанье по попе. Гермиона осталась обессиленно лежать на диване, из её вагины и ануса вниз по ногам тягуче стекала конча.

Щёлкнул фотоаппарат. Гарри с Роном оглянулись: Малфой ходил вокруг дивана, снимал рабынь и отдельно - крупным планом - их покрасневшие оттраханные дырки.

- Я их убью, - пообещал Рон. - Я буду пытать их всех Круциатусом, а в это время их будут драть в зад всё племя кентавров по очереди, а их вонючие отростки я отрежу и заставлю...

- Обязательно, Рон, - прервал его Гарри, который был потрясён не меньше, но старался держать себя в руках. - Но это потом. Давай сейчас лучше подумаем, как помочь Гермионе и Джинни, пока Малфой ещё чего-нибудь не придумал.

К несчастью, кроме Малфоя сегодня в подземелье был ещё один слизеринец с бурной фантазией — Грэхэм Монтегю.

- Драко, - подозвал он к себе Малфоя, - пока мы не устроили шлюхам второй круг, осмелюсь предложить тебе ещё одну идею, - он зашептал что-то в ухо Малфою.

Драко посмотрел на рабынь через объектив камеры и сделал снимок. В данный момент Гермиона с отвращением обсасывала вялый член Харпера, чувствуя на нём знакомый вкус выделений Джинни. Джинни точно так же сосала побывавший в пизде Гермионы член Вейзи, слизывая сперму слизеринца и сок Гермионы.

- Не знаю, Грэхэм, - ответил Драко, - это как-то жёстко.

- Тебе их жаль?

- Ничуть, но как бы они не вымотались совсем.

- Ничего, гриффиндорки выносливые, - отмахнулся Монтегю. - Господа, сейчас будет маленькое шоу!

- А может, мы просто их трахнем? - наивно спросил ждавший своей очереди Нотт.

- Да, зачем ждать, - поддакнула Пэнси.

Гермиона, скорчившись на диване, сосала член Эйвери, глотая привкусы своего же ануса. Пожалуй, предложение Нотта ей заранее нравилось больше. Рядом Джинни так же с гримасой чистила ротиком член Блейза, только что оттрахавший её в зад.

- Никакой фантазии у вас, - ехидно сказал Монтегю. - Пэнси, тебя что, Драко больше не удовлетворяет, раз ты такая нетерпеливая?

Малфой и Паркинсон бросили на него злые взгляды. Монтегю не обратил внимания и взмахнул палочкой:

- Акцио!

Откуда-то прилетели десять длинных широких ремней из змеиной кожи. Они клубком зависли в воздухе, извиваясь как змеи.

У Гарри что-то оборвалось внутри. Он вспомнил, как похожим ремнём его пороли в детстве Дурсли.

- Рабыни, встать раком, лицом к стене, упереться в неё руками, выпятить зад, ноги не сдвигать! - скомандовал Монтегю.

Гермиона и Джинни встали с дивана и, пошатываясь, на нетвёрдых ногах поплелись к стене, где встали раком. Их била дрожь. Невидящими глазами Джинни взглянула через плечо: клубок ремней плыл по воздуху к ним.

- Разогреем рабынь как следует, - сказал Монтегю. - Удар! Змейки, взять!

Гермиона взвизгнула, когда два ремня обожгли её ягодицы, оставив красные полосы. Рядом заорала Джинни: два ремня прицельно щёлкнули её по соскам, а три других ударили по заднице. Через секунду то же произошло и с Гермионой.

Когда кожаные ремни стали полосовать нежные тела Гермионы и Джинни, Гарри с Роном в очередной раз рванулись вперёд. И снова магия скрутила их и не выпустила из-под мантии — только нога Гарри на мгновенье мелькнула в воздухе. Никто не заметил этого, кроме Блейза. Он нахмурился и встал.

- Ты куда? - окликнула его Трейси.

- Налью выпить, - ответил Блейз.

- Я тоже. Мне как-то не по себе, - Трейси оглянулась на выставленных у стены рыдающих девушек, которых всё сильнее хлестали по грудям, вульвам и ляжкам ремни Монтегю.

Они отошли к столику с напитками, оказавшись совсем рядом с гриффиндорцами под мантией-невидимкой, налили себе огневиски.

ххх

- Это слишком жестоко, - сказала Трейси, глядя на рабынь, и осушила очередную стопку.

Четыре ремня лупили Гермиону и Джинни по соскам и сиськам, ещё четыре гуляли по спине, ляжкам и ягодицам, оставляя их располосованными. Последние два зависли между ног рабынь и с оттяжкой пороли их влагалища, частенько щёлкая по клитору. В такие моменты гриффиндорки вопили особенно громко, но потом послушно раздвигали ноги, подставляясь под новый удар.

- Я слышала разные слухи, но не думала, что это будет... так, - сказала Трейси. - Малфой не боится попасть в Азкабан?

- Обычно их трахают не так жёстко, сегодня постарался Монтегю, - ответил Блейз, запив виски сливочным пивом. - И главное, всё, что происходит, полностью законно. Ты слышала про рабские контракты? - продолжил он погромче — так, чтобы за стонами и криками рабынь его слышали не только Трейси, но и Гарри с Роном.

- Они, кажется, давным-давно уже не заключаются.

- Да, но законом они не запрещены, - ответил Блейз. - И самое главное, - он посмотрел на извивавшихся у стены рабынь, которых стегали всё сильнее, - у Малфоя есть такой контракт с подписями Грейнджер и Уизли, делающих их его полными рабынями. Я сам его видел.

Гарри и Рон, до того с бессильной яростью смотревшие, как их девушек безжалостно порют, потрясённо прислушались к словам Блейза. Трейси была потрясена не меньше:

- Но как он это провернул?

- Понятия не имею, честно, - ответил Блейз. - Знает только Малфой, но он молчит.

- Но он всё равно нарывается, - сказала Трейси, когда они хлопнули ещё по две стопки. - Если учителя узнают, такое будет... Да ладно учителя, Поттер его прибьёт на месте за такое!

Впервые в жизни Гарри был согласен с Трейси Дэвис.

- Я бы на месте Поттера не стал, - сказал Блейз в пустоту, повернувшись туда, где гриффиндорцы прятались под мантией-невидимкой. - Древняя тёмная магия - страшная сила. Если Драко умрёт, рабыни в худшем случае умрут вместе с ним, а в лучшем случае спятят как тот идиот, который учил троллей балету. Так и будут умолять каждого встречного трахнуть их побыстрее и погрубее.

Блейз осушил ещё стопку:

- А учителя... Слизнорт знает, но Малфой его чем-то там шантажирует. А если узнает, например, Макгонагалл — что с того? Она запретит Малфою насиловать рабынь в Хогвартсе? Так он может услать их хоть в Малфой-мэнор, хоть выставить голыми посреди Лютного переулка и разрешить всем тварям оттуда ебать их во все дыры круглосуточно.

- Грустно это всё, - Трейси чуть не заплакала, посмотрев на рабынь. Их продолжали лупить по уже испоротым телам. Два широких ремня, как следует выпоровших их вагины, теперь согнулись в дугу и трахали истерзанные дырки гриффиндорок: одним концом долбили вагину, другим концом анус. Остальные ремни продолжали работу, рисуя красные полоски на телах, терзая груди и соски. Гермиона и Джинни уже не могли орать, и только выли и хрипели при каждом толчке и ударе.

- Сестрёнка... Гермиона... - повторил Рон. В его глазах блестели слёзы, но член пытался прорвать ткань штанов.

- Блейз, сделай что-нибудь! - взмолилась Трейси.

- Драко, Грэхэм, да хватит вам! - сказал Блейз. - А то совсем рабыням шкурку попортите.

- Ладно, хватит, - сказал Драко. Ремни остановились и упали на пол.

Гермиона и Джинни медленно выпрямились. Они были похожи на двух странных заплаканных зебр — все в багрово-красных полосах. Джинни ревела в голос, Гермиона выглядела ненамного лучше.

- Пора и нам поиграть, - захихикала Пэнси. - Ты уходишь, Трейси?

- Что-то... устала, - вымученно улыбнулась Трейси. Она была изрядно пьяна и плохо выговаривала слова. - Пора... спать. Пойдём, Дафна?

- Пойдём, - ответила её подруга. - Спасибо за интересный вечер, Драко. - Дафне тоже было явно не по себе. Она взяла пошатывавшуюся Трейси под руку и увела наверх в спальню.

- Ну вот, получили удовольствие и сразу прощаться, - сердито сказал Монтегю, оглядывая комнату. - Дафна с Трейси ушли, Блейз решил напиться, молодёжи и одного раза хватит. Что ж, пора мне тогда выебать Грейнджер.

- Нет, мы же договаривались! - встряла Пэнси. - Грязнокровку берёт Драко, Гойл и я!

- Ладно, мне без разницы, выебу Уизлетту, - сказал Монтегю. - Нотт, Миллисента, вам особое приглашение надо? - Он пристально посмотрел Джинни в глаза и улыбнулся. Рыжая гриффиндорка сжалась в комок под его недобрым взглядом.

Гарри и Рон с бессильной яростью смотрели, как Малфой подошёл к Гермионе и широко раздвинул её ноги.

- В какую дырку? - вслух размышлял Малфой. Он водил пальцами между влагалищем и анальным отверстием Гермионы, глубоко засовывая пальцы то в одну покрасневшую дырку, то в другую. Кудрявая гриффиндорка закусывала губу от боли в жестоко выпоротых нежных местах. - В пизду или в жопу, Грейнджер?

Гермиона едва соображала от стыда и боли. Всё плыло в глазах. Всё же она сообразила, что если Малфой изнасилует её традиционно, то тогда в зад её изнасилует Гойл. Этого она боялась больше всего.

- В попу, - пересохшими губами проговорила она.

- Не понял, проси лучше, - сказал Малфой.

- Трахни меня в попу... Драко, - шепнула Гермиона, всхлипнув.

- Желание леди закон, - поклонился Драко и наколдовал матрас на полу.

Если бы от распирающих эмоций люди могли взорваться, от Рона Уизли уже остались бы одни ошмётки. Он заламывал пальцы, что-то выкрикивал и грозил кулаком, но Малфой всё равно бросил Гермиону на матрас, лёг на бок и легко протолкнул член через её раздолбанный сфинктер. Стонущую Гермиону от Рона на минутку закрыли Пэнси и Гойл. Рон поразился толщине члена Гойла: раза в полтора толще, чем у него самого. Как он поместится во влагалище гриффиндорки?

Гойл не задавался такими вопросами. Он лёг, приставил головку к испачканным спермой половым губам Гермионы и натянул её на свой хуй. Когда он начал двигаться туда-сюда, с каждой фрикцией пизда Гермионы едва не выворачивалась наизнанку.

Рядом вскрикнула Джинни. Гарри и Рон беспомощно наблюдали, как Монтегю одним движением воткнул член в её измученную вагину и начал безжалостно долбить, как отбойный молоток. С другой стороны к заднице рыжей девушки пристроился Нотт, и через секунду Джинни была растянута на двух членах. На всю гостиную Слизерина раздавались стоны, вскрики, шлепки тела о тело.

- Как они кричат громко, - сказала Миллисента.

- Так заставь их работать ртом, - отмахнулась Пэнси. Она присела над лицом Гермионы, и Милли так же встала над Джинни.

Гермиона разлепила заплаканные глаза. Каждый толчок Драко и Гойла в её дырках вызывал боль, но в то же время она чувствовала, как с каждым из этих движений внизу живота нарастает зуд — неудержимое желание кончить. Чтоб не смотреть прямо в мокрое влагалище Пэнси, Гермиона повернула голову и встретилась взглядами с Джинни. Глаза Джинни испуганно округлялись с каждым толчком Монтегю и Нотта. Она умоляюще смотрела на Гермиону, будто надеясь, что та сделает невозможное и придумает какой-то выход, кторой избавит рабынь от издевательств. Потом Милли села жирной волосатой пиздой на лицо Джинни, закрыв её от Гермионы толстыми бёдрами.

Пэнси схватила Гермиону за гриффиндорский галстук и притянула её лицо к своей мокрой вагине. «Нам уже... нам уже не спастись. Хорошо хоть Рон и Гарри этого не видят», - мелькнуло у Гермионы в голове.

ххх

Блейз Забини одолел бутылку огневиски и был пьян до зелёных гиппогрифов. Он бы уже давно пошёл спать, но хотел убедиться, что Поттер и Уизли не выдадут себя. Уже много раз он слышал с их стороны приглушённые ругательства — очевидно, гриффиндорцы орали так громко, что пробивали даже заглушающие чары.

И было из-за чего орать. Грейнджер и Уизлетта теперь походили не на лучших учениц Гриффиндора, а на подержанных резиновых баб, которыми пользовалось не одно поколение озабоченных. Они уже даже не кричали, а только стонали в такт фрикциям слизеринцев. Драко и Гойл превратили вагину и анус Гермионы в растраханные красные дыры, жадно заглатывающие хуи слизеринцев. Монтегю и Нотт сделали то же с Джинни Уизли, которая теперь усердно подмахивала слизеринцам. Монтегю зажал пальцами её твёрдые острые соски и стал их крутить, а Джинни простонала что-то неразборчивое в заросшую пизду Миллисенты. К её лицу прилипли чёрные и жёсткие волосы слизеринки.

Пэнси прогнулась и со вскриком кончила на языке Гермионы. Она встала, довольная как мартовская кошка:

- Драко, милый, ты был прав, надо почаще затаскивать эту шлюху к нам в кровать. Хоть в чём-то от грязнокровки оказалась польза.

- Она будет... довольно занята, но как-нибудь повторим, Пэнси, - пропыхтел Драко. Он всё ещё глубокими сильными движениями насиловал Гермиону в зад, иногда шлёпая её по ягодицам. - Кричи, Грейнджер, кричи, громче. Проси, чтоб мы ебали тебя грубее. Я знаю, как ты хочешь кончить, когда твои грязные дырищи насилуют чистокровные маги. Ты течёшь от одной мысли, что мы пустим тебя по кругу. Видишь, какая она ненасытная, Пэнси?

- Вижу, - рассмеялась Паркинсон.

Гарри и Рон тоже это видели. Они знали, что теперь им будет сниться в кошмарах каждую ночь. Гермиона, зажатая голой между смеющимся Малфоем и Гойлом.

Гермиона, которая натирает себе клитор, пока хуй Гойла растягивает её пизду.

Гермиона, которая подмахивает Малфою и умоляет его разорвать её задницу.

Гермиона, которая облизывает губы, собирая капли выделений Паркинсон.

Гермиона, которая...

Джинни, зажатая голой между Монтегю и Ноттом.

Джинни, которая орёт от наслаждения, когда Монтегю терзает её соски и долбит пизду на всю глубину.

Джинни, которая сжимает сфинктер, чтобы член Нотта туже входил в её анус.

Джинни, которая старается достать языком до всех уголков жирной и просторной пизды Миллисенты.

Джинни, которая...

Блейз встал. Он услышал другой шум, который точно шёл не от Поттера и Уизли. Пошатываясь, он подошёл к зелёной портьере, закрывавшей альков в стене слизеринской гостиной, и одёрнул её.

Все удивлённо замерли. Слизеринцы перестали трахать Гермиону и Джинни, которые что-то умоляюще забормотали. Подскочила Милли, только что кончившая и залившая всё лицо Джинни. Замер Блейз. Даже Гарри и Рон перестали выкрикивать проклятья Малфою и теребить свои стояки. Они увидели такую нелепую картину, что в другой ситуации рассмеялись бы.

В алькове столпилось человек десять слизеринцев — все младше Гарри, Малфоя и рабынь. Все находились почти в одинаковых позах: штаны спущены, стоящие торчком члены зажаты в кулаках. Они теперь испуганно пялились на Малфоя и его друзей.

- Так-так, - недобро протянул Драко. - У нас незваные гости. Что вы тут забыли, интересно спросить?

- Ну мы... это самое, - начал один из незваных слизеринцев - Джоффри Бойл, - мы слышали, что сегодня тут будут это... драть шлюх, ну и решили спрятаться и посмотреть.

- Ёбаный Мерлин, - пробормотал Блейз. - Советовала мне Шляпа идти в Когтевран, так нет, я выбрал Слизерин на свою голову. Ну что у меня за факультет: одни дрочеры, извращенцы и прочие тёмные маги...

- Не ворчи, Забини, - прервал его Монтегю. - Ну вы даёте, мелюзга. Ладно, раз уж они пришли, дадим им разок пустить рабынь по кругу, а, Малфой?

- Шлюхи уже почти в отключке, - покачал головой Драко. - К тому же они не заплатили. Эй, мелюзга! Если хотите, можете подойти и спустить на них.

Младшие слизеринцы поспешно обступили Гермиону и Джинни, которых продолжали трахать Малфой и его приятели, и стали дружно надрачивать на рабынь. Их спины закрыли девушек от Гарри и Рона, но они всё равно слышали вздохи, стоны, шлепки тела о тело и самое страшное: умоляющие вопли гриффиндорок.

- Малфой, не могу больше... быстрее, глубже, пожалуйста! - кричала Гермиона.

- Монтегю... Ох! Ах! Выеби меня, ещё, ещё! - выкрикивала Джинни.

- Кончайте, шлюхи, - прохрипел Монтегю.

- Кончайте под чистокровными магами! - добавил Малфой.

Все спустили почти одновременно. Монтегю, бешено дёрнувшись, полностью заполнил вагину Джинни спермой, Нотт притянул её к себе и через пару толчков выстрелил кончой глубоко в её анал.

- Во славу Слизерина! - хором выкрикнули Малфой и Гойл. Их члены выплюнули сперму одновременно в пизду и в жопу Гермионы Грейнджер.

А потом начали спускать десять слизеринцев, стоявшие вокруг рабынь.

Когда Малфой, Гойл, Монтегю и Нотт кончили в гриффиндорок, Гермиона и Джинни содрогнулись в спазмах ослепительного оргазма. Их влагалища будто горели огнём и выдавливали из членов слизеринцев всю сперму. Их глаза и рты широко распахнулись, и двое из младших слизеринцев метко выстрелили спермой: одна струйка залепила глаза Гермионы, другая угодила прямо в рот Джинни (конечно, та немедленно сглотнула). А затем капли спермы всех слизеринцев застучали тёплым, белым, мутным, вязким дождём по усталым телам гриффиндорок...

С тихим ругательством кончил Гарри: струйка спермы стекла по внутренней стороне мантии-невидимки.

- Ты чего, совсем? - взъярился Рон. - Как ты можешь...

- На себя посмотри, - парировал Гарри.

Действительно, со стороны Рона по изнанке мантии-невидимки стекала вторая струйка. Гарри и Рон угрюмо переглянулись и очистили мантию заклинанием.

- А что я сделаю? - оправдывался Рон. - Это всё чудовищно, но встанет от такого у кого угодно.

- Да я понимаю, - отмахнулся Гарри. - Хоть бы эта ночь закончилась. Мы поговорим с Гермионой и Джинни, мы придумаем, что делать — и я клянусь тебе, Рон - я сотру в драконье дерьмо любого, кто посмеет их тронуть!

- Мы сотрём, - серьёзно пообещал Рон. - Ёбаная Моргана, что же они творят...

Слизеринцы расступились, и Гарри с Роном снова увидели подруг. Гермиона и Джинни лежали на спине на полу. Сперма попала в их слипшиеся каштановые и рыжие волосы, сперма блестела на их глазах и губах, сперма стекала с больших доек Гермионы и аккуратных грудок Джинни вниз по животам. Но Гарри и Рона потрясло даже не это.

Их потрясло, что гриффиндорки пытались заглотить всю сперму, до которой могли дотянуться. Джинни, раздвинув пальцами левой руки и так расширенное влагалище, собирала кончу Монтегю в ладошку. Поднеся ладошку ко рту, она всосала всю сперму и стала перекатывать её на языке. Гермиона вставила два пальца в анал и выскрёбывала кончу Малфоя. Время от времени она доставала пальцы из жопы и обсасывала их так же тщательно, как раньше делала домашнее задание по Трансфигурации. Потом она уткнулась лицом в пол и начала слизывать капли спермы с ковра.

ххх

Трудная и грязная ночь рабынь Хогвартса заканчивалась. Младшие слизеринцы расходились по спальням.

- А может, ещё по разику? - обнаглев, спросил Джоффри Бойл.

- Конечно, десять раз. Бойл, у кого завтра с утра тест по трансфигурации жидкостей? - ответил Малфой.

- Да к Мерлину этот тест, не до него.

- Бойл, я как на тебя не посмотрю, тебе всегда не до него - ты то на метле, то играешь в плюй-камни, то дрочишь, то ещё что, - рассердился Драко. - Всех касается, мелюзга. Завалите тест МакКошки - будете у меня каждый вечер трансфигурировать мочу в вино. И пить! Сразу за ум возьмётесь. А сейчас валите спать.

- Ну, я тоже пойду, - зевнул Монтегю. - Хорошо посидели, Драко.

- Да-да, - поддакнул Нотт.

- Нет, вы подождите, у меня есть ещё подарок для наших шлюх, - остановил их Драко.

Гарри с Роном чуть не лопнули от ярости.

- Что ещё придумал этот больной урод? - прошипел Гарри.

Гермиона и Джинни с трудом встали — их ноги подкашивались. Малфой довольно заметил, что они успели съесть практически всю сперму со своих тел. «Сказывается практика», - подумал он.

- Леди, вы сегодня были замечательны, насколько могут быть замечательными грязнокровка и предательница крови, - начал он. - Я думаю, всем всё понравилось.

- Конечно! Гип-гип-ура грязным шлюхам Хогвартса, - засмеялась Пэнси. Все загалдели и зааплодировали. В другой ситуации гриффиндорки бы зарделись от стыда, но сейчас они слишком устали, чтоб их что-то могло удивить.

- В награду я приготовил вам дорогой подарок, - продолжил Драко.

Нет, оказывается, удивляться можно и в самой ужасной ситуации. Гермиона и Джинни так уставились на Малфоя, будто он объявил себя тайным любовником Гарри Поттера и Альбуса Дамблдора одновременно.

- Что? - хором переспросили они.

- Подарок, - терпеливо повторил Драко. - Грейнджер, ты много читаешь, ты наверняка должна знать смысл этого слова. Если нет, посмотри в словаре. Так вот, леди, я не знал, что вам нравится... ну кроме группового секса... поэтому решил подарить украшения. Все девушки любят украшения... по крайней мере, Пэнси мне так говорит.

Он взмахнул палочкой, и откуда-то прилетела бархатная подушечка, на которой блестели шесть довольно массивных серебряных колечек с зелёными камушками.

- Ух ты, какие красивые! - воскликнули Пэнси и Милли. - Изумруды настоящие?

- Конечно, - ответил Малфой и повернулся к Гермионе с Джинни. - Я специально выбрал слизеринские цвета. Дорого обошлось... Впрочем, можете не благодарить меня, леди - я заплатил теми деньгами, которые вы для меня заработали телом. А теперь - Трансфиго Мамилла эт Клиторис! - выкрикнул он, указав палочкой на рабынь, и колечки взлетели в воздух.

Четыре колечка вцепились в большие соски Гермионы и в острые соски Джинни. Ещё два повисли на распухших клиторах девушек. Гермиона ойкнула и подёргала за колечки — они магическим образом прокололи соски и теперь слегка оттягивали их вниз. Джинни аккуратно потянула за колечко в клиторе — оно тоже висело надёжно. Джинни оглядела себя и Гермиону — надо сказать, блестевшие на грудях и между ног украшения по-своему им шли.

«Я бы сама не отказалась сделать себе что-то подобное. Гарри бы понравилось, хотя мама за такое меня убила бы», - подумала Джинни. - «Но не от этого урода же принимать такие подарки». Она в тысячный раз за ночь прокляла Малфоя — уже даже без ненависти, машинально, очень устало и почти безразлично. Джинни некоторое время назад стало казаться, что всё это происходит не с ней, что не она каждый день раздвигает ноги под Малфоем и его друзьями, что она смотрит со стороны на воображаемую рыжую девочку — героиню фантазии какого-то маньяка. Представлять всё происходящее пустыми россказнями кого-то вроде Блейза Забини очень помогало не сойти с ума.

- Надеюсь, вам нравится, леди. Я где-то слышал, что у магглов сейчас очень в моде интимный пирсинг, - сказал Драко. - Но я осмелился сделать одно магическое улучшение... - он указал палочкой, и пирсинги в сосках и клиторах девушек мелко и быстро завибрировали.

Гермиона и Джинни почувствовали, как в сиськах и вагинах быстро нарастает тепло и знакомый возбуждённый зуд. Кроме того, над пирсингом на сиськах гриффиндорок появилось новое колдотату.

- Джиневра Уизли, Рабыня Хогвартса. Не еблась уже 7 минут. Ебать в рот, пизду и жопу МОЖНО, - пересохшими губами прошептал Гарри надпись на татуировке. - Гермиона Грейнджер, Рабыня Хогвартса. Не еблась уже 7 минут. Ебать в рот, пизду и жопу МОЖНО... Малфой, когда я с тобой закончу, ты будешь мечтать о смерти...

«Мерлин и Моргана, Мерлин и Моргана», - повторяла в уме Гермиона. - «Хорошо хоть, эту мерзость видят только те, кто и так знает, что мы... рабыни. Мерлин, зуд всё сильнее. Как же хочется потрогать себя. Держись, Грейнджер, ты и не с таким справлялась. Как хочется потрогать... Нет, я не буду снова унижать себя на глазах у Малфоя! Его это ещё больше заводит».

Но даже Драко сегодня устал издеваться над рабынями. Он взмахом палочки заставил пирсинги остановиться.

- Леди, если вас уже больше четырёх часов никто не драл, надписи изменятся на «ебать в рот, пизду и жопу НУЖНО», а колечки начнут магически вибрировать, - сказал он. - Вы понимаете, что вскоре после этого вы будете готовы на всё ради оргазма. К сожалению, я запретил вам доводить себя до оргазма мастурбацией. Так что вам придётся искать какого-нибудь парня, чтобы он вас трахнул и разрешил кончить. Если что — мои слизеринцы наверняка придут на помощь.

Слизеринцы нестройным гулом выразили согласие.

- Отлично продумано, Драко, - отсалютовал ему Грэхэм Монтегю.

- Впрочем, вы можете отлизать друг другу, чтобы кончить, - скорее уже думал вслух Малфой. - У вас сегодня неплохо это получалось. На сегодня всё. Завтра можете поспать до полудня, а на час дня вас снова заказали те пуффендуйцы. Нет-нет, не благодарите за интересный вечер.

Медленно и безмолвно Гермиона и Джинни поплелись к выходу, широко расставляя ноги. Они были в такой прострации, что даже забыли одеть ту неприличную форму, в которой пришли. Гарри и Рон под мантией-невидимкой выскользнули вслед за ними.

- Гермиона, давай немного посидим, - всхлипнула Джинни, когда проход в Слизерин закрылся за ними. - Не могу идти, между ног всё так болит, будто там одна сплошная дыра... О чём я, там и есть одна сплошная дыра. - Рыжая гриффиндорка присела у стены и тут же сползла на холодный пол. Через мгновенье она уже спала. Гермиона присела, чтобы потормошить её, упала на живот и тоже сразу же уснула.

Гарри скинул мантию-невидимку и потянулся к девушкам:

- Джинни, Гермиона, это мы. Не смущайтесь, мы ни в чём вас не виним... Эй, да проснитесь же!

За углом послышались быстрые шаги. Гарри переглянулся с Роном и быстро накинул мантию-невидимку на бесчувственных девушек.

Из-за угла вышла Миневра Макгонагалл. Её челюсть отвисла, а глаза округлились как у изумлённой совы. Гарри и Рон поняли, что их застукали ночью, на чужом факультете, со спущенными штанами.

ххх

Драко подошёл к выходу из гостиной, чтобы догнать рабынь и отдать им их непристойную одежду, когда услышал за стеной громкий голос Макгонагалл:

- За все годы работы ни разу... увидеть такое... даже ваш отец не позволял себе...! Мистер Поттер, Уизли, вы по-прежнему отказываетесь объяснить, что и зачем вы тут устроили?

Гарри с Роном что-то невнятно пробурчали.

- Очень хорошо, - сухо сказала Макгонагалл, взяв себя в руки. - Перверт, Монгрел!

С хлопком перед директрисой появились два оборванных, скрюченных, покрытых бородавками эльфа-домовика. Гарри как-то слышал от Добби, что этих двух остальные домовики недолюбливали за недобрый нрав.

- Что угодно госпоже директрисе? - поклонился Перверт так низко, что почти коснулся пола бородавкой на носу.

- Поттер, Уизли, неделя отработок с мистером Филчем, - отрезала Макгонагалл. - В эту неделю вы можете перемещаться только между местом отработок, Большим Залом, туалетами, вашими классами и башней Гриффиндора. С меня довольно ваших похождений! Перверт и Монгрел, сопровождайте этих господ круглосуточно, куда бы они не пошли. Если они попробуют нарушить условия наказания, сразу вызывайте меня, и неделя отработок станет месяцем. Вам всё понятно, Поттер, Уизли? А теперь спать!

Когда голоса стихли, Драко рискнул выйти из гостиной, чтоб осмотреться, и тут же об кого-то споткнулся:

- Что за... - он нагнулся, нащупал мантию-невидимку и поднял её. - Мантия Поттера, и шлюхи под ней! - Он озадаченно посмотрел на Гермиону и Джинни. - Энервейт! Просыпаемся! Вы решили спать здесь, чтоб потом далеко не бегать за сексом? Между прочим, по этому коридору чистокровные маги ходят ногами, а вы его пачкает своими грязными телами. Возьмите ваши тряпки и идите туда, откуда пришли!

Гермиона и Джинни, кое-как натянув свои полупрозрачные блузки и короткие юбки, в полусне пошли туда, куда недавно Макгонагалл увела их парней.

ххх

Макгонагалл и домовики Перверт и Монгрел провели Гарри и Рона до спальни старшекурсников Гриффиндора и заперли их там. Перверт с Монгрелом остался караулить под дверью.

Той ночью Гарри с Роном так и не уснули - они развернули Карту Мародёров и наблюдали по ней, как Гермиона и Джинни медленно доплелись из подземелий до спальни старшекурсниц Гриффиндора и рухнули на кровати. Видели они и то, как спустя четыре часа точки на карте с именами "Гермиона" и "Джинни" снова пришли в движение, переместились в душевую девочек и слились там в одну точку.

Гарри и Рон знали, что сейчас через стенку от них Гермиона и Джинни на холодном полу душевой яростно отлизывают друг другу пёзды, чтобы кончить и снять невыносимое возбуждение от проклятого магического пирсинга в сосках и клиторах. Они во всех подробностях представляли это, но никак не могли помочь своим подругам и девушкам.

Драко Малфой сидел в слизеринской гостиной и задумчиво перебирал складки на мантии-невидимке.

«Значит, Шрамоголовый и Уизли были здесь и всё видели», - подумал он. - «Неужели кто-то из наших разболтал им про сегодняшнюю ночь?»

Он огляделся: Гойл и Миллисента спали в обнимку на диване, Блейз задумчиво разглядывал стопку с огневиски, Пэнси расчёсывала волосы перед зеркалом и что-то напевала. Всё как обычно, и только запах пота выдавал, что этой комнате только что произошло жестокое групповое надругательство над несчастными гриффиндороками.

«Даже если Поттер и Уизли всё узнали, это не очень опасно», - решил Малфой. - «Всё равно по плану отца это должно было рано или поздно случиться. Скоро вся школа будет знать, кто такие рабыни Хогвартса. И когда Грейнджер и Уизлетта не смогут пройти по Хогвартсу, потому что их голые колдофото будут во всех газетах, потому что за каждым углом их будут нагибать и ебать во все дыры, потому что их выставят посреди Большого Зала и с ног до головы зальют спермой - тогда свершится наша месть, и Малфои вернут себе законное место самого уважаемого, богатого, влиятельного рода!»

Автор рассказа: Blaze

Рассказ взят с сайта: readporno.ru


Просмотров: 2 383 Добавил: dizaur Комментарии (0)
 
Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса (глава 6) порно рассказы, Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса (глава 6) порно истории, Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса (глава 6) эротические рассказы, Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса (глава 6) секс истории.

+ Добавить коментарий