24-07-2014, 00:02

История любви

Эта история случилась давно. Так давно, что на дворе в то время был не только другой век, но и другое тысячелетие.

Время было другое, а люди были все те же. Они сходились и расходились. Встречались и разбегались. Любили и ненавидели. Жили и умирали.

Дружили вместе мальчик и девочка. Егор Егорович Егоров и Наташа Селина.

Почему Егор Егорович? Уж больно любила учительница по физике называть его по имени и отчеству.

— Егоров, — говорила она. — Егор Егорович к доске.

И так каждый день. Благодаря такой странной любви, Егоров физику знал не просто хорошо, а очень хорошо.

Егора такая ситуация страшно злила, но он как настоящий мужчина, не позволял себе роптать, терпел.

Постепенно все учителя стали звать его Егоров Егор Егорович, а за учителями и ученики. Так с легкой руки физички, он и стал Егором Егоровичем.

В старших классах Наташа и Егор часто мечтали о будущем. Они дружили уже довольно долго, и ник-то из них, не сомневался в том, что они поженятся.

— Наталья Егорова. Звучит? — смеясь, часто спрашивала девочка.

Егор любил смотреть, как смеется его подружка.

— Наталья Егорова! Конечно. Звучит! — смеясь, отвечал Егор.

— А сына мы назовем Егором, — продолжала мечтать девочка, — Тоже будет Егором Егоровичем.

— Ну, нет, — сопротивлялся Егор. — Не хочу, чтобы его наша физичка замучила.

— Егором, Егором, — Наташа твердо стояла на своем. — Не спорь со мной. Мальчика назову я, а ты дашь имя младшей дочке.

Егорка никогда не спорил с Наташей. Девочек нужно защищать и оберегать.

— Хорошо, хорошо, — соглашался юноша.

— А когда мы будем ездить отдыхать на озеро, — продолжала мечтать Наташа. — Ты будешь с Егоркой ловить рыбу, а мы с Танюшкой варить уху.

— А кто такая Танюшка?

— Как это? Это наша дочка, Таня, — пояснила девушка.

— Ты же сказала, что дочку назову я, — весело спросил Егор.

— Конечно ты. Я разве спорю, — поддакивала Наташа. — А потом мы все вчетвером будем кататься на лодке. Мы же купим лодку?

— Да, купим.

Наташа была на два года младше Егора, но, как и все девочки мыслила по взрослому.

Егор в ней души не чаял. Их постоянно обзывали жених и невеста. Писали про них мелом на асфальте и стенах домов гадости, но парню все было нипочем. Ему никого было не нужно. Ему нужна была лишь она. Наташа.

Как и когда они познакомились? Этого нам, наверное, не скажет никто. Да, и они сами наверняка этого не помнили.

Когда мальчик ходил в первый класс и возвращался после продленной группы домой, девочка с большими бантами на голове, всегда встречала его, и они вместе поднимались по лестнице, держась за руки.

Когда мама приводила Наташу из детского садика, та всегда просила завязать ей большие банты. Большие красивые болты. Волосы тянули кожу, было ужасно больно, но девочка терпела. Для нее было важно выглядеть красивой, и она ради этого была готова терпеть сколько угодно.

В то время дети еще жили в одном подъезде, на одной площадке.

Позже родители Наташи получат квартиру в другом районе и переедут, а пока они могли болтать часами сидя на ступеньках перед своими дверями.

Наташа хотела, когда вырастет стать учительницей, а Егор военным.

— Когда мы вырастем, войн уже не будет, — серьезно говорила девочка. — И военные будут не нужны.

— Да, войн не будет. Давай будем архитекторами? — говорил Пашка. — Будем строить новые города.

Пашка Сидоров — это лучший друг и одноклассник Егора. Вот у них-то, как раз темных пятен на биографии нет. Они так же жили в одном доме, только в разных подъездах. Сначала ходили в один садик в одну группу, а уже потом в одну школу в один класс.

Они часто встречались втроем. Наташа, Паша и Егор.

Павел был девчатником, все время крутился среди девочек, за что был, презираем мальчишками. Его обзывали и даже поколачивали за это. Но Пашин закадычный друг всегда заступался за него.

В то время пока, серьезный Егор посещал спортивную школу, Павел писал записочки Наташе. В этих записках он признавался ей в любви. Дети были еще совсем юными, но мудрая не по годам девочка никогда не говорила об этом Егору. Что бы не портить их дружбу.

Так они и встречались вместе, пока парни не закончили школу.

Егор поступил в танковое военное училище, а Паша в строительный техникум.

Павел и Наташа оказались далеко друг от друга.

— Это проверка наших чувств на прочность, — сказал, уезжая, Егор.

— Для любви не существует расстояний, — вторила ему подруга.

Ей было 15, ему 17. Через три года они договорились пожениться. Они уже целовались по взрослому, и им хотелось запретного, но они твердо решили, что первый секс у них будет только после свадьбы.

Они писали друг другу каждый день письма. Егор брал их, нюхал. Ему казалось, что он чувствует чарующий запах любимой. Открывал и начинал читать. Егор отчетливо представлял себе девушку, склонившуюся над тетрадкой. Как ему хотелось оказаться рядом, взять ее за руку. Крепко прижать и поцеловать. Прильнуть к нежной груди ухом и послушать, как бьется ее сердце...

Время летит. Пролетели три года. Для кого-то — это случилось быстро. А Егору казалось, что прошла целая вечность. Он очень скучал, и лишь тяжелые военные будни курсантской жизни не давали парню скиснуть совсем.

Настал день свадьбы.

Свадьба была скромная, но все было, как положено:

ЗАГС — кольца, гости — столовая — тосты.

Егор смотрел на свою избранницу и не мог налюбоваться. Как она была прекрасна в белом подвенечном платье. Он не видел никого и ничего, для него существовала одна лишь она. Его Наташенька. Его любимая.

— Моя Наташа самая лучшая девушка в мире, — думал он. — Как мне повезло.

Была у молодых и первая брачная ночь — занятие любовью.

Егор переволновался, и никак не мог настроиться.

— Не волнуйся, — сказала теперь уже законная супруга. — Сейчас я тебе помогу.

Девушка приласкала парня и помогла ввести в себя его скромный орган.

Как же им было хорошо вдвоем — это не возможно описать словами. А потом они уснули. Предсвадебные хлопоты, и сама свадьба утомили молодых, и теперь они отдыхали.

Молодые люди прильнули друг к другу и спали крепко обнявшись. У молодого мужа ночью затекла рука. Но он не посмел, даже пошевелится, дабы своим не осторожным движением не прервать блаженный сон любимой жены.

На следующий день молодожены проснулись очень рано. Им хотелось любить друг друга. Павел обращался с новоиспеченной женой очень нежно. Словно перед ним было очень хрупкое создание, а не человек из плоти и крови.

Ему понравилось заниматься сексом с молодой женой. Егор был девственник и накануне впервые стал мужчиной.

Наташа, видя его нерешительность, взяла все в свои нежные руки. Они обнимались, целовались и конечно занялись любовью. Сегодня Егор волновался уже значительно меньше, поэтому и получилось у него все значительно лучше.

— Давай сбежим от всех? — предложил Егор.

— Так нельзя. У нас гости, — грустно проговорила Наташа.

— Я не могу больше без тебя, — в сердцах сказал Егор.

Он и, правда, больше не мог. Он понимал, что впереди у них долгая и счастливая жизнь, но как же он устал ждать. Ждать того часа, когда им не придется больше расставаться.

— Родной ты мой, — Наташа поцеловала мужа. — Конечно. Мы теперь будем вместе, всегда.

Но... Случившиеся события нарушили их планы.

Второй день свадьбы отмечали в квартире.

Ленка, подружка невесты, пришла с «мажориком» Васькой. У того родители держали несколько ларьков на «черкизоне», благодаря чему парень ни в чем не нуждался, хорошо одевался и даже имел свою собственную машину.

Васька перепил и начал приставать к гостям. Он был «крутой» и вел себя по — хамски. Егор пытался утихомирить баламута по-хорошему, но тот ничего не понимал. Пришлось силой выставить его за дверь.

— Пойдем,...

покурим, — сказал Егору, постучавшийся Васька. — Расскажу кое-что.

— Что он мне может рассказать, — подумал Егор, да и не курил он, считал эту привычку вредной и бесполезной. — Но, ведь Васька просто так не отвяжется.

— Пойдем, — сказал он, и они спустились вниз.

— Твоя Наташка живет с Пашкой, — заплетающимся языком проговорил Василий.

— Врешь! — Егор схватил парня за грудки.

Пашка был бабником, не пропускающим ни одной юбки. Про таких, как он, говорят:

— Ебет, все что шевелится.

— Но, с Наташей — это исключено. Он же мой лучший друг, а она. Нет, Наташа моя и только моя, — думал Егор.

— Они уже давно трахаются. Ты там далеко, а он здесь рядом и потом он к ней со школы клеился. Она от него беременна, — продолжал рассказывать Василий.

Егор не выдержал. Он ударил гонца, принесшего дурную весть. Ударил второй раз и если бы тот не убежал, сломя о голову, избил бы капитально.

Молодого мужа трясло. Он не знал верить или не верить. Противоречивые чувства проникли прямо в его молодое и любящее сердце.

На лавочке лежала пачка забытых Васей сигарет. Егор вынул одну. Вставил в рот, прикурил. Глубоко вздохнул и закашлялся.

— Какая гадость, — выругался он и выкинул сигарету подальше.

— А, что если Василий прав, — подумал парень. — Вчера когда мы занимались любовью, и у меня ничего не получилась, уж больно она была спокойна. Чувствовался некий опыт. Я даже подумал, что это у женщин на генетическом уровне. А это не на генетическом уровне. Что мучится, надо спросить у них.

Сомневающийся муж поднялся в квартиру и увидел Наташу и Пашу, мило беседующих друг с другом. Он ей что-то рассказывал, а она слушала и смеялась.

— Все ясно. Васька прав. Между Наташей и Пашкой что-то есть, — подумал Егор и в тот же день уехал из города.

Это решение далось ему тяжело. Он любил Наташу и не хотел, ни кому отдавать. Но он не мог простить предательства. Ему было тяжело, но так было нужно.

Встретились Друзья только спустя три года. На Кавказе.

Егор окончил военное училище с отличием, и у него было право выбора места службы. Все знали, что на Кавказе будет война и всеми правдами и неправдами пытались избежать попадания на службу на Северный Кавказ. Егор рассудил по иному:

— Я солдат, а здесь или со щитом или на щите. Война, так война.

И выбрал Ингушетию.

Танки к месту временно дислокации доставили по железной дороге, а личный состав на самолете.

На дворе стоял январь. В городе с красивым названием Грозный шли бои. Батальон, в котором служил Егоров, прибыл на усиление основных сил. В город они должны были выступить на рассвете. Егор был командиром экипажа и, вернувшись из штаба, узнал, что у него в танке сменили механика. Прежний заболел и его отправили в госпиталь с высоченной температурой.

— Товарищ лейтенант, младший сержант Сидоров прибыл...

— Пашка, ты? — спросил, не веря своим глазам Егоров.

— Так точно! — Сидоров тоже узнал старого друга, но соблюдал субординацию.

— Какими судьбами?

— Вот закончил техникум. Отсрочка закончилась. Призвали на срочную. Почти два года оттарабанил. В апреле дембель.

— А я не знал, — сказал Егор и замолчал.

В воздухе повисла тишина. Друзья не виделись давно, но разговаривать им было не о чем.

— А про Наташу, почему не спрашиваешь? — наконец прервал затянувшуюся паузу Павел.

— Мне не интересно, — скороговоркой проговорил Егор.

— Она умерла, — горько проговорил Пашка

— Мне жаль, — тихо сказал Егор.

На самом деле Наташа для Егора умерла еще тогда, три года назад.

— У нее остался сын, — продолжил Паша. — Я сейчас тебе покажу его фотографию и у меня для тебя письмо от нее. Написано в последние дни ее жизни. Сейчас принесу.

Пока Егор доучивался в военном училище, письма от Наташи приходили почти каждый день, а последние были с фотографиями. Их можно было четко прощупать на ощупь. Егор их не читал. (sexytales.org) Рвал на мелкие кусочки и выбрасывал в урну.

Егор вычеркнул любимую когда-то девушку из своей жизни. Для него ее больше не существовало.

А потом он уехал к месту службы и письма приходить перестали.

— Нет, не надо ничего показывать, меня это не интересует, — твердо сказал Егор. — Иди спать.

Сказал это, встал и пошел прочь от Павла.

— Я не спал с Наташей, — крикнул вдогонку Павел. — Слышишь меня. Никогда не спал.

Но Егор его не слушал. Он вообще ничего не слышал. Парень ушел глубоко в себя.

Офицер не спал всю ночь. Глаз не сомкнул. Ему не хотелось жить. А с утра их ждал ад.

На узких улицах вести бой было очень сложно. К тому же, толи по халатности, то ли по злому умыслу, но им не выдали патронов к пулемету. Танк был подбит. Экипаж эвакуировался. Егора тяжело контузило.

Очнулся офицер в больничной палате.

— У вас все хорошо, — поторопился успокоить парня военный врач. — Небольшая контузия. Немного подлечим, и будете, как новенький.

— Вы не знаете, а мой экипаж? Они все живы? — Егор схватил врача за руку.

— Вроде все, кроме сержанта Сидорова. Он вас от осколков закрыл, когда рядом мина взорвалась, ну и получил несколько. Довезти его довезли, но спасти не смогли. Много крови потерял, — рассказывал врач. — Вот вам просил передать.

Егора словно кипятком ошпарили. Друг, которого он считал предателем спас ему жизнь. Он жив только благодаря Павлу. Павла нет, а он есть. Павла нет, и больше никогда не будет. Егору хотелось выть от отчаянья.

— Скажите, а на словах, он ничего не передавал? — с надеждой спросил Егор.

— Без сознания он был, а когда приходил не на долго, то бредил. Девушку какую-то постоянно вспоминал, Наташу. Оговорили, говорил. А больше ничего.

Врач открыл тумбочку пациента и достал из нее фото и сложенный вдвое тетрадный листок.

Егор посмотрел на фотографию. На ней были женщина и ребенок. В женщине он без труда узнал Наташу. Она как-то похудела, и осунулась. Вид у нее на фотографии был усталый. А ребенок на фото, по всей видимости, Наташин сын. Светленький, пухленький, симпатичный. С круглым лицом, смеющимися глазами и ямочками на щеках.

Парень перевернул фото, оно было подписано:

— Егор Егорович Егоров, 9, 5 мес.

Это был его сын. В ребенке без труда угадывались черты папы — Егора, а уж если кто видел его детские фотки, тот бы сказал, что попадание 100%

В письме было лишь несколько строчек.

«Здравствуй любимый Егор. Если ты читаешь это письмо, то Павел сдержал свое обещание. Он настоящий твой друг. Даже не сомневайся.

У меня в жизни были две больших любви. Егор большой и Егор маленький. Как не хочется мне вас бросать милые мои мужчины, но болезнь сильнее меня. Люблю и хочу, чтобы ты знал. Я всегда, до последних дней жизни оставалась, верна тебе. Ты у меня был один. Прощайте и берегите друг друга».

Егор читал, а слезы капали из глаз. Как он мог не поверить, той кого любил больше своей жизни? Как он мог не поверить другу? Почему он записал в предатели двух своих самых близких людей. На эти ответы не было вопросов, как не было уже и этих людей. Хотелось кинуться в ноги близким и просить о прощении, но как это сделать, если они ушли. Ушли навсегда.

В тот день Егор твердо решил, что отдаст сыну всю любовь. Отдаст все, что не отдал его маме. Своей любимой женщине Наташе. Он будет самым чутким и нежным отцом.

Но... Сына он так и не увидел. Егора убили, летом того же года в городе с красивым названием Грозный.

Пуля снайпера попала ему прямо в сердце. Снайперы специально охотились за офицерским составом и получали за это приличное вознаграждение.

Смерть наступила мгновенно, сказал врач, но Егор отчетливо видел, как они ловили рыбу с сыном Егором младшим, потом ели уху с мамой Наташей и дочкой Таней. Катались на лодочке по голубому озеру, купались в теплой воде, весело плескаясь у берега, а потом наступила ночь. Вечная ночь...

Автор рассказа: катюшка

Рассказ взят с сайта: sexytales.org


Просмотров: 585 Добавил: dizaur Комментарии (0)
 
История любви порно рассказы, История любви порно истории, История любви эротические рассказы, История любви секс истории.

+ Добавить коментарий