28-08-2012, 10:08

Поиграли

Поиграли
Максим Перепилица

Ждать нам пришлось два дня. На третий день, утром, ко мне подошла Катька, поманила рукой в сторону и сказала: «Значит так. Сегодня вечером у Наташки Карпенко. Чтоб был ты, Вовка и Юрка. Часов в 6 тусуйтесь у забора её дома, там, где кусты малины. Когда будет надо, мы позовём». Я сразу же побежал докладывать об этом своим друзьям. «Карпенко?»- удивился Юрка: «Она же малявка совсем! Ей вроде как лет 15. За неё нам её родственники писюны точно поотрывают!» «Неее.. Ей уже было 16 полгода назад где-то! Моя сеструха к ней на днюху ходила.»- успокоил Юрку Вовка: «Да и сиськи у неё что надо и попец! Я думаю, что если и будет попадалово, то девки с нами по этапу пойдут. Они же сами нам её подгоняют на наши члены». Мы ещё долго спорили и сомневались, но итогом стало общее мнение, что идти надо, а дальше по обстановке. Очень нам не хотелось, что бы наш участковый пытал нас и наших родителей, чтоб вся эта история всплыла. А так был шанс, отделаться малой кровью.

И вот я, Юрка и Вовка подошли к указанному месту, и засели в кустах малины. Я посмотрел на дом где жила Наташка и увидел в окне Катьку, которая сидела на подоконнике к нам спиной и с кем-то разговаривала. Слов было не слышно, но до меня доносились отголоски смеха. Затем к Катьке подошла Женька и что-то начала шептать на ухо, и они вместе посмотрели в сторону кустов малины. Я решил, что надо подать им знак и помахал рукой. Женька усмехнулась и ответила кивком и показала ладошкой, чтоб я спрятался. Они отошли от окна и скрылись в глубине комнаты. Всё что я увидел, я тут же рассказал парням.

«Так. Значит что-то там затевается» - задумался Юрка: «Неплохо бы хоть примерно знать, что!» «Во,во!»- вторил ему Вовка: «А то, вдруг там участковый в засаде и на живца нас ловят»! «Пойдёмте, посмотрим осторожно в окно»! – предложил я. Мы перемахнули через забор и на четвереньках, как обезьяны -гамадрилы, стараясь не шуметь, проскочили через огород и прижались к стене. Юрка, медленно приподнимаясь, осторожно заглянул в окно и стал разглядывать комнату. Затем он так же осторожно опустился к нам и сказал: «Сидят втроём на кровати у стены, и кажется, играют в карты и пьют что-то, походу вино». «И ничего подозрительного»? – беспокоился Вовка. «Да вроде нет! Катька, правда, уже без платья в лифчике, походу на раздевание играют». И словно в подтверждение его слов из комнаты донёсся радостный вопль и смех: «Женька продула! Снимай юбку»! Я ужасно сильно захотел посмотреть этот картёжный стриптиз и медленно и осторожно, отбиваясь от хватающих меня рук Юрки и Вовки, занял наблюдательную позицию у края окна и заглянул в комнату.

Женька, стояла ко мне спиной и уже, взявшись за края своей джинсовой юбки, стягивала её с ног. Катька и Наташка, улыбаясь, смотрели, как оголяются её стройные ножки. Спустив юбку до колен, Женька нагнулась, что бы переступить через неё ногами и прикрывавшая её попку футболка натянулась и открыла моему взору облачённые в белые с красными сердечками, знакомые полушария. Я сразу же вспомнил, как натрахивали её совсем недавно мои друзья. «Интересно» - подумал я: «а Женькина писька такая же внутри как у Катьки или есть разница? Вот бы проверить»! От этих мыслей и представлений, увиденного стриптиза, мой член начал наливаться кровью и приходить в боевое положение, оттопыривая мои шорты. Юрка и Вовка, увидев этот процесс, то же захотели получить информацию и заняли положение у другого края окна.

Женька, сняв юбку, села на кровать в положении «по-турецки» взяла стакан, сделала глоток и принялась мешать колоду карт. «Ну какие же мы с тобой Катька, неудачливые сегодня»!- сказала Женька и как-то хитро подмигнула Катьке. «Ага! Непруха! Хорошо ещё не на деньги играем»! – ответила ей Катька, чокаясь стаканом с Наташкой. «На деньги было бы интереснее» - ответила им Наташка. «Почему это»? – с явно наигранным удивлением спросила Женька. «Так ни какого азарта! Ну, мы что, друг друга голыми никогда не видели? Скукотища! Вот если б тут мужик был, то тогда да, экстремально! А так…». «Так в чём же дело! Давай позовём мужика»! – как-то уж, слишком радостно, сказала Катька. «Точно! Ну, ты Наташка гений! Прям как взрослая чувиха, рассуждаешь! Действительно надо уже не по-детски развлекаться!»- вторила Катьке Женька. «Девочки! Да вы что?! Какой мужик?! Я это так, не подумав сказала»! – испуганно защебетала Наташка. «Чё, ссыканула?! Ну и сиди тут одна, самоудовлетворяйся и бухай! А мы с Катькой пойдём к Светке Ланс тогда играть. Она уж точно не очконёт! Повзрослее и по умнее некоторых»! – вскакивая с кровати, сказала Женька.

И тут до меня стал доходить некий смысл происходящего. Наташка, как знали все в деревне, страшно ненавидит и ревнует постоянно Светку Ланс. Они постоянно соперничают друг с дружкой, кто круче, красивее и тому подобное. И Женька, зная это, ловко манипулировала на этих чувствах и не просчиталась. «Чё? Кто ссыканула? Я? Я просто не знаю, как мужика сюда зазвать, и какого»! – начала оправдываться Наташка и искать доводы, что бы уговорить девчонок остаться. «А давай сделаем так, Катька сейчас выйдет на улицу и позовёт первого встречного парня с нами играть»!- сказала Женька. «Точно! Так будет интереснее! Только я знакомых буду звать, чтоб не трепался потом нашим родителям»!- поддержала подругу Катька, и направилась к выходу из дома.

Мы с парнями тут же совершили рывок обратно к кустам и выскочили на дорогу. Мы еле успели отряхнуться от колючек и листьев, как из-за угла вышла Катька и сказала: «Пошли со мной, мы будем сейчас там играть на раздевание, сначала мы с Женькой и вы будите проигрывать, пока я не подам сигнал, а потом все дружно завалим Наташку! Поняли»? «В смысле, все дружно завалим? Вы тоже её трахать, что ли будите»? – удивлённо спросил Вовка. «Дебил! Завалим – значит - заставим проиграться, до трусов! А потом уже вы её поимеете! Теперь понятно»? – зло сказала Катька. «Понятно! А чё это вы именно её решили под нас кидануть»? – решил Юрка узнать политические мотивы поступка девочек. «А эта бл.дь больше всех нас опускала и глумилась. Пусть теперь сама почувствует член в жопе и посмотрим как она будет пищать»! – с явной ненавистью ответила Катька. «Слушай Катька, подожди»! – остановил её вдруг Юрка: «Ты знаешь, уже и я и вот они тоже извинялись перед тобой, но я хочу ещё раз сказать тебе, что мы тогда не специально всё так сделали, само как-то получилось, словно во сне. Мы не хотели тебя и Женьку обидеть, или унизить как-то, мы просто были так возбуждены, что вообще нифига не понимали..» «Да мы уже это поняли, просто мы с Женькой немного по другому представляли наш секс с парнями и явно не в групповом исполнении, но… Плохое хочется забыть поскорее, а некоторые твари этому мешают. Поэтому, как мы с вами уже договорились, вы получите наше прощение, если сделаете то, ради чего мы вас сюда позвали, понятно»? «Да понятно, понятно» - дружно ответили мы и направились в дом.

«Ну вот, встречайте! Сразу трёх встретила!» - с радостными нотками в голосе прокричала вглубь дома Катька. Мы зашли в уже знакомую нам комнату. Наташка, увидев у себя в девичей комнате сразу трёх парней слегка обалдела, а когда разглядела наши лица и поняла, что к ней пришли те, кто по слухам трахал Женьку и Катьку явно испугалась. Это было заметно по выражению лица, он вдруг побелело, а рот приоткрылся. «О, как здорово! Три это даже лучше! Интереснее играть будет!» - поддержала радостный настрой подруги Женька. Наташка, впав в ступор, никак не могла решить, что ей делать. Одна мысль накладывалась на другую, и единого решения всё не складывалась. Пока она собиралась с мыслями, мы с подсказки девчонок, стащили с кровати на пол одеяло, а с прикроватных кресел, подушки и расположились полукругом готовясь к партии. Женька притащила нам три стакана и налила вина.

«Только, чур, до трусов играем!» - сказал Юрка, подыгрывая девчонкам: «Я не хочу перед вами голым сидеть!» «Да, да,, да»- затараторила Наташка, которая была явно такого же мнения: «А девочки ещё и до лифчиков!» «Неее.. Мы так не будем играть»! – сказал друг Вовка, и я замер. Как же это мы не будем играть, тогда же нам девчонки не простят. Юрка то же с удивлением посмотрел на Вовку. Тот, поняв, что сказал что-то не то, сделал глоток из стакана и пояснил: «Лифчики это, тоже снимаются, но можно руками прикрываться, вот»! – нашел он выход. «Согласны! Согласны!» - затрещали Катька и Женька: «Давайте уже играть! Не терпеться вас раздеть!» Наташке пришлось согласиться с решением девчонок, но про себя она решила, что ни за что снимать лифчик не будет.

Игра началась. Как и договаривались, мы начали проигрывать, ожидая сигнала. Первым проиграл Юрка и снял с себя кроссовок и носок, потом я, и лишился ремня, затем Женька, и сбросила с себя поясок. Через полчаса, я сидел в одном носке и трусах, Юрка же в трусах и майке, Вовка, как самый не сообразительный и нежелающий поддаваться, не потерял ни одной вещи. Женька скинула юбку и футболку, оставшись в лифчике, трусиках и сандалиях, а Катька, наоборот, оставила футболку, а брюки скинула. Наташка, увидев, что ей сегодня везёт, расслабилась и активно радовалась чужому проигрышу. Ей пришлось расстаться только с обувью и брючками. Она так их ловко сняла, что мы не успели разглядеть её трусики. Она прикрылась длинной футболкой и спрятала ноги под себя, натянув на коленки её края. Пока шла игра, я исподтишка поглядывал на Наташку, оценивал её как девушку, мысленно обхватывая руками её грудь, попку, строил предположения, как буду её совсем скоро трахать. За этими мыслями я чуть было не прозевал секретный сигнал Катьки, призывающий нас прекратить валять дурака и приступить к разгрому.

Несколько рассчитанных ходов и Наташка под наши радостные крики вынуждена снимать с себя футболку. Она покраснела, попыталась отмазаться, сняв с себя заколку, но мы строго пресекли эту попытку. «По правилам снимаются только элементы одежды! Заколка это не одежда, так же как и кольца и серьги!» - словно профессор прочитала лекцию Катька: « Снимай одежду – футболку или можешь лифчик снять под футболкой!» «Точно!» - обрадовалась Наташка и запустив руки под футболку расстегнула лифчик и ловко манипулируя телом стянула его с себя и радостно нам его показала. Мы изобразили на лицах крайнее расстройство. Я же увидел, как через ткань футболки проступили остренькие кончики сосков и мой член начал напрягаться. Ужасно захотелось прикоснуться к ним, потрогать, потеребить.

Задумавшись, я пропустил условный знак и вдруг бросил козыря и Женька проиграла. Она зло посмотрела на меня, но видимо решила, что это случайность и скинула сандалии. «Нееее!» - радостно закричала Наташка: «Это обувь! А надо снимать одежду! Вы сами так сказали»! Женька посмотрела на Катьку, но той пришлось только подтвердить слова Наташки. Женька подумав, прикрыла рукой свою грудь и отстегнув второй рукой замочек на спине, скинула лифчик. Её рука прижимала её груди и не давала нам возможности поглядеть на неё. «Давай мешай»!- со смехом передал ей колоду Юрка. Женька, удерживая одну руку у груди, второй начала тасовать колоду. От движений рука прикрывающая грудь сдвинулась, и наружу вылез сосочек в темном ореоле. Мы с парнями уставились на него, открыв рты. «У тебя сосок торчит»! – обломала нам кайф Наташка. Женька поправила руку, и сосочек был спрятан. Это зрелище ещё сильнее возбудило меня и моих друзей. Посмотрев на Юрку, я увидел, что его трусы, как и мои сильно оттопырились.

Наташка, перехватив мой взгляд, тоже посмотрела на Юркин пах, а потом и на мой. Так как у меня были надеты трусы-плавки, а у Юрки – боксеры, то у меня топорщилось гораздо сильнее. Наташка впервые видела возбуждённого парня так близко. Она мысленно дорисовала мой орган у себя в голове и представила, для чего и как он служит. Трусы-плавки так сильно обтягивали моё тело, что под ними чётко прорисовывался рельеф и контур моего органа, была видна даже его структура и форма, чётко очерчивалась возбуждённая головка.

Я заметил, куда и как Наташка смотрит, и от этого взгляда и её интереса у меня запустился необратимый процесс превращения в похотливого самца. Кровь отхлынула от головы и устремилась к члену, вместе со всеми мыслями и чувствами. Член начало просто распирать от переполняющей его крови и желания, он ещё больше увеличился и начал пульсировать.

{include file="engine/modules/2.php"}

Наташка, завороженная этим зрелищем не сводила с него глаз и поэтому не заметила ловких манипуляций Женьки, подкладывающей ей мелкие карты. Кон прошёл словно в тумане. Я вообще ничего не соображал и то и дело смотрел на проступающие соски Наташки. А девочка, заворожённая новым для неё зрелищем и со слабыми картами, быстро проиграла. «Ну что будешь снимать? Трусики или футболку?!»- поинтересовалась Катька. Этот вопрос вывел Наташку из ступора. Немного подумав, и видя пример Женьки, она, прикрыв рукой свою грудь, сняла футболку. Вовка оказался прав. Сиськи были уже большими и настолько, что предплечья руки девочки, хватило только на то, что бы прикрыть только одну треть общего объёма. «Нифига себе у тебя сиськи»! – не выдержал Вовка: «Вот это ты даешь»! Наташка засмущалась и прикрыла грудь уже двумя руками. Неожиданно для себя она поняла, что это высказывание и взгляды парней ей очень приятны. Мы с парнями предложили тост за Наташкину большую грудь и чокнувшись, осушили наши стаканы. Наташка была вынуждена выпить тоже до дна, изрядно захмелев.

Она видела, с какой жадностью смотрят на неё Юрка, Вовка и я. Воспринимая происходящее как игру и не осознавая к чему всё идет, Наташка решила воспользоваться ситуацией и подняться в наших глазах. Видя, что грудь Женьки и Катьки явно уступают в размерах и формах, она, под воздействием алкоголя и бабской ревности и конкуренции, как бы случайно, собирая карты, приоткрыла свою грудь, показав нам свои холмики с ярко малиновыми сосочками. Это зрелище заставило моё тело сделать непроизвольное движение тазом вперёд, в результате чего, мой набухший до невероятных размеров член, сместив в сторону стягивающую резинку трусов, буквально на миллиметр, показался наружу.

Наташка, которая собирала колоду, попросила меня передать ей лежащие передо мной карты. Я, взяв их в руку, наклонился вперёд, что бы отдать ей, в результате этого, мой стеснённый трусами член высунул свою головку наружу. Наташка, принимая от меня карты, увидела это, и в её глазах прочиталось крайнее изумление. «Зачехли парня!» - с радостным гоготом сказал Юрка, и Наташка, поняв, что её взгляд был замечен, раскраснелась ещё больше. Я с нарочитым стеснением закрыл головку члена трусами и извинился.
«Так, у нас две девушки в одних труселях, кстати», - напомнил нам Юрка: «Если ты Женька проиграешь сейчас, что снимать то будешь»? «Ой! И правда, что то я ступила.» - сообразила Женька, уверенная в победе и потому забывшая, что за проигрыш рассчитываться то ей нечем. Это было не по плану, который она с Катькой придумала, но прекращать игру сейчас ну ни как нельзя было. Ведь задуманное ещё не выполнено. «Короче, так. Если я проиграюсь, то трусы то же сниму, чёрт с вами, я уверена в победе, обязательно отыграюсь!» - решилась она.

Мы не дали возможности что-то ответить второй обладательнице одной вещи, приняв заявление Женьки, как новое правило. Наташке осталось только раздать карты и понадеется наудачу. И удача ей благоволила. Ей пришла такая карта, что как мы не старались, проиграла Катька. Она, подумав, стянула с себя футболку, под которой к нашей радости лифчика не оказалось. Она, так же как и Женька с Наташкой была вынуждена прятать свои холмики рукой. Настал решающий кон. Ведь если сейчас кто-нибудь из девчонок проиграет, то им придётся снимать с себя самый эротичный элемент. Мы так замечтались, что даже забыли, зачем собственно сюда были приглашены. В результате опять проиграла Катька.

Глядя на нас ненавидящим взглядом, но желающая, ещё больше, мести, взявшись за резинку трусиков, стянула их с себя, открыв нам для обозрения свой лобочек. Наши взгляды устремились в точку у неё между ног, но скрещенные ножки надёжно закрывали уже знакомую нам пещерку. Понимая, что если сейчас она признает себя проигравшей, то игра закончится, и месть не будет удовлетворена, Катька решила пойти ва-банк: «Я буду отыгрываться! Если я выиграю, то забираю себе трусы обратно, если проигрываю, то тогда выполняю задание того, кто первым выйдет из кона. Согласны»? Юрка, который уже давно смекнул, что можно хорошо повеселиться в данной ситуации и сыграть на девчоночьей мести, сказал: «Мы согласны, если ты забираешь трусы только тогда, когда первая выходишь из кона». Катька, которая поняла, что Юрка пытается получить максимум удовольствия из ситуации, не смогла найти аргументов, противостоять ему и поэтому согласилась.

В результате следующих трёх конов в одних трусах остался Вовка, но Катька ни разу не смогла выйти из игры первой, продолжала радовать нас своей наготой. В следующем кону проиграла Женька, и, последовав примеру подруги, стянула с себя трусики, так же закрыв потаённое местечко скрещенными ножками. Она так же сказала, что будет отыгрываться. Но ей это не удалось, ни она, ни Катька не смогли первыми выйти из игры, но зато на радость им и нам, проиграла Наташка.

И с ужасным стеснением и стыдом начала снимать с себя трусики. Она никогда не снимала их вообще перед кем либо, не говоря уже о посторонней публике и мужчинах. Прижимая груди и взявшись за резинку она стала стягивать их себе на бёдра, и, опустив их до середины поняла, что дальше стянуть не получиться не открыв нам на обозрение грудь. Желая скрыть от нас свои холмики, она подтянула к себе коленки, не понимая, что в результате этого нам стала видна её щёлочка. Аккуратненькая, гладенькая и слегка влажненькая, сразу же приковала к себе наши взгляды. Перехватив их, и поняв, куда они устремлены, девочка засуетилась, быстро скинула с себя трусики и скрестила ноги, запылав от стыда. Одновременно с этим, видимо благодаря расслабляющему и разогревающему действию вина, Наташка почувствовала, как разгорается жар внутри её тела, как раз там, куда только что смотрели парни. Жар был настолько приятен и нежен, что девочка даже удивилась, и, находясь в такой задумчивости, принялась тасовать колоду, забыв об условии, что в случае проигрыша, она будет вынуждена выполнить желание победителя.

Этим победителем очень захотел стать я и стал, но проигравшей оказалась не Наташка, а Женька. «Давай! Загадывай желание! Не тупи только!» - радостно закричал Юрка. Я понял, что сейчас очень важный момент в нашей игре. Если я загадаю что-то такое, что Женька откажется выполнять, то игра прекратиться, а если загадаю, что-то простое и лёгкое, то игра перейдёт в фарс и станет неинтересной. Всё хорошо взвесив и оценив, я принял решение.

«Моё желание следующие, ты показываешь нам свою грудь и письку»! Я рассчитывал на то, что Женька поймет мой замысел, а так как мы уже раньше видели её голой, то не будет артачиться и выполнит моё желание. Так всё и произошло. Женька подумала и резко раскрыла свои руки и раздвинула ножки и тут же снова их свела вместе и всё спрятала. Она сделал это так быстро, что мы даже ничего не успели рассмотреть. «Эээээ! Так нечестно! Мы ничего не увидели и не рассмотрели! Давай нормально показывай, а то игре конец и ты лузер»!

Женька ненавидящим взглядом посмотрела на меня, но поняв, что я не отступлю, раскрыла свои руки и нам на обозрение были выставлены её холмики. Странно, но сейчас они казались ещё более привлекательными, чем тогда, на складе. Видимо эротический подтекст игры оказал своё влияние и на Женьку, потому что её соски озорно и призывно торчали вверх. «Давай теперь письку показывай, только нормально»! – командовал я. Женька, отклонив спину назад и упершись локтями на пол, полулежа, медленно раздвинула свои ножки, открывая для рассмотрения свою пещерку. Делая это, девушка испытала очень приятное чувство. Видя как плотоядно смотрим мы на её щёлку, она словно почувствовала на себе обжигающие страстные взгляды желающих её тела самцов, и прикрыв глаза и откинув голову, ещё сильнее раздвинула ножки, что бы этим похотливым кабелям было лучше видно её райское местечко.

Я, конечно же, уже видел его, но, тем не менее, сейчас смотрел, словно в первый раз. Женька была настолько возбуждена, что её пещерка уже сочилась соками и блестела и потому легко приоткрылась, показывая нам манящую глубину.

Наташка, поражённая откровенным поведением Женьки и увидевшая, что парни только смотрят, и не делают попыток напасть и изнасиловать Женьку, ещё больше расслабилась и убедилась в «шутливости» игры, а поведение Женьки и очередной стакан вина, в достаточной степени раскрепостили её. Она уже решила для себя, что если вдруг она проиграет, то тоже сможет показать себя нам. «Трое парней будут смотреть на меня, и глотать слюни! Здорово! Я крутая!» - подумалось ей.

Женька, насладившись нашими похотливыми взглядами и желающая воплотить свой замысел, снова свела ножки и закрыла свою щёлку от наших взглядов. Поняв, что стесняться то уже в принципе, нечего, Женька свободно взяла колоду карт и перетасовала её. При этом мы как заворожённые смотрели, как колышутся её сиськи.

В результате кона проиграл я и в отличие от девчонок без тени сомнений и стыда, встав в полный рост, одним движение стянул с себя трусы. Мой член, находившийся в крайнем возбуждении, как пружина выскочил из них и шлёпнул головкой меня по низу живота. Девчонки, от неожиданности данного действа взвизгнули и закрыли руками лица, я спокойно и невозмутимо сел в положение «по-турецки», при этом мой член, возвышался всем на обозрение как Эйфелева башня. Женька и Катька быстро пришли в себя, так как ранее уже видели этот инструмент. «И вот этой штукой он порвал мне целку» - вспомнилось Катьке: «А он не такой уж и большой и страшный, как мне помнилось. Довольно таки прикольный. Вон как трепыхается».

Наташка же, которая до этого никогда не видела мужской орган в живую, с явным удивлением рассматривала мой член, оценивая его размер и форму, открывшуюся и уже слегка влажную головку, мешочек под стволом члена, и думала: «Как же это гигант помещается в узких и маленьких щёлках? Неужели именно этой палкой трахали Женьку и Катьку?» Наташка посмотрела на девочек и не смога соотнести размеры моего членам и возможности его проникновения во влагалища девочек. Она представила, как этот гигантский отросток прорывается в её дырочку и подумала: «Как же это наверно больно. Как можно получать от этого удовольствие?»

За этими мыслями прошёл ещё один кон и выиграл на этот раз Вовка, а проиграла Катька. Пришлось и ей снимать трусики, и прятать свою девочку сжав ножки. «Игра накаляется!» - прокричал Юрка и мы дружно выпили за саму игру: «Мы походу переходим в этап желаний!» В следующем туре выиграл я, а проиграла Женька.

Вовка протянул мне мои трусы, но я отказался: «Не. В следующем желании они мне не нужны!» Женька, которая была уже готова снова открыть нам на обозрение свою киску, поняла, что я хочу чего-то другого. «Моё желание – ты должна поцеловать моего дружка в засос!» - сказал я, и, чтобы не было сомнений, о каком дружке я говорю, я показала на свой член. «Ты ох.. что ли? Не буду я этого делать!» - закричала Женька. «Как это не будешь? Мы же договаривались играть на желания. Это моё желание!» «Я не буду тебе сосать! Пошёл ты!» Я понимал, что сейчас решается судьба всей игры, переломный момент, так сказать, поэтому призвал на помощь всё своё умение убеждать: «А я и не говорю сосать, надо поцеловать, две секунды и всё! Зато ты потом сможешь требовать от остальных такого же плана задания!»

Женька поняла, что если она сейчас откажется, то парни получат больше, чем надо, а её месть не будет удовлетворена. «Значит так, я только целую! Ни ты, ни вы меня не трогаете и не ржёте! Понятно?! И ни кому не рассказываете потом!» – сказала она. Мы все её уверили, что так и будет. Женька, встав на колени и облокотившись на руки, наклонилась над моим членом. Я, желая поскорее испытать приятные ощущения, отклонил спину назад и опёрся локтями, подав таз вперёд. Мой член, полный желаний, был прижат напряжением к животу и, что бы его поцеловать, Женьке пришлось взять его в руку своими пальчиками и придать ему вертикальное положение. Касание её пальчиков и их движение на стволе моего органа вызвали рефлекторное движение моих бёдер вперёд.

Наташка, прибалдевшая от такого развития событий, внимательно смотрела, как Женька, встав раком и оттопырив свою попку, так что Наташке стала хорошо видна её влажная щёлка, приготовилась целовать мужской член. Женька облизнула губы и выдохнула. Её горячее дыхание коснулось головки моего члена, и он напрягся в предвкушении сладкого погружения. Наташка видела, как Женька, что бы поцеловать головку члена, приоткрыла свои губки и погрузила её себе в рот. Касание её теплых и нежных губ вызвали у меня сладкий выдох и полное блаженство. Женька, впустив внутрь своего рта мой член, ощутила его пряный вкус и жар головки, почувствовала её трепыхание, и моё жгучие животное желание. Это так возбудило девочку, что она сама того не желая, погрузила в свой рот всю мою головку, что не входило в условия желания, но я был конечно же, не против. Я вдруг почувствовал как мой член всё глубже и глубже погружается в сладкую негу, а на кончике члена, касания озорного язычка Женьки. Девочка так увлеклась и настолько отдалась своему желанию, что не заметила, как её обещанный поцелуй перерос в оральную ласку. Я настолько был возбуждён и обласкан, что почувствовал приближение выстрела, я подал свой таз вперёд и погрузил свой член в рот Женьки почти на всю его длину и приготовился сладко излить в неё своё семя, но тут Вовка сказал: «Ну, нифига себе, поцелуй! Я тоже так хочу»! Этот возглас вывел Женьку из сексуального транса, и она отпрянула от меня, выпустив мой член из сладкого плена, оставив его трепыхаться в неудовлетворённости.

Я зло посмотрел на Вовку, и тот, поняв, что только что обломал друга, торопливо сказал: «Продолжаем, продолжаем!» Пока, дрожащая от пережитого возбуждения, Женька тасовала колоду и раздавала карты, Наташка заворожённо смотрела на мой дёргающийся от возбуждения член, весь блестящий от слюнек Женьки и моих выделений. Прямо на её глазах под давлением и пульсацией из головки члена выползла капля моей смазки и растеклась по сияющей головке. Не зная, как выглядит сперма, и как происходит её выброс, Наташка подумала, что я кончил: «А мне рассказывали, что сперма белая и её много, а тут совсем мало и прозрачная…»

Из этих мыслей её вывел наш радостный вопль, Наташка, в свих думках проигралась, а выиграла Катька. «Ну что, желание или трусики?» - поинтересовался у неё Юрка. Катька, перекинувшись взглядами с Женькой сказала: «Желание»! «Ооооо! Это классно! Что загадаешь?» - радостно закричали мы. Понимая, что наконец-то выпал шанс преподать урок этой мелкой сикилявке, и получить наслаждение от мести, но и опасаясь спугнуть Наташку неуместным и сложным заданием, Катька сказала: «Моё желание! Наташка покажет свою письку, но только не как Женька, а раком!»

Наташка, которая хоть ранее уже была мысленно согласна с таким унизительным желанием, но требование выставить напоказ свою щёлку, таким вот «блядским» образом, смутило её. «Как же я буду стоять вот так перед их лицами, и выставлять свою девочку, словно хочу, чтоб они трахали меня, как какая-нибудь сучка» - думалось ей. «Ну, ты что? Обратку включаешь? Кидаешь всех?!» - подначивала её Женька: «Как смотреть и прикалываться, так, пожалуйста, а как самой отвечать, так «я маленькая»! Да!?».

Наташка, обозлённая тем, что её назвали маленькой, и уже лишённая, в достаточной степени, стыда и стеснения вином и предыдущими эротическими действами, встала с кровати, повернулась к нам спиной и, забравшись на кровать коленями, встала на руки в положение «раком». Она сделала это так осторожно и стыдливо, что мне стало даже как-то жалко её. Ведь выполняя наши «приколы» она даже не знает, чем для неё сейчас всё закончится. Наташка стояла, согнув дугой спину и сжав ножки, и сцепив кулаками простынь. Её ещё по-детски, маленькая, попка словно сжалась, скрывая от нас заветную пещерку. «Ты спину то прогни и попку вверх, и ноги по шире расставь, а то закрыла всё, и нам не видать нифига»! – потребовал Юрка. Наташка, уткнувшись в простыни лицом, и улёгшись на грудь, прогнула свою спинку и, подняв попку вверх, выставила нам на показ свою щёлку, которая уже блестела от её соков.

«Возбудилась!» - знаками и губами показала нам Катька, но мы уже и без неё видели, что Наташка, от всех этих заданий испытала настоящее половое влечение. «Ноги ещё шире расставь, а то нам только складки видны, а мы хотим киску твою посмотреть»! – не унимался Юрка. Наташка, двинула в сторону сначала левую ножку, а потом правую, открывая нам вход в её секретное царство. От накрывшего возбуждения и выступивших соков, края её щёлочки сильно раздулись и намокли, и легко разомкнулись в стороны, когда девочка раздвинула свои ножки, и слегка приоткрыли её манящую влажную дырочку. Наташка кожей чувствовала на себе наши взгляды, жаждущие её тела и мечтающие скорее поскорее засадить в её пещерку свои раскалённые стержни.

Почувствовав это наше похотливое желание и осознав, что она стоит сейчас перед парнями, и выставляет им на показ свою девочку, Наташка, вдруг, к своему ужасу, почувствовала, как внутри неё разжигается какой-то страшной силы пожар, заставляющий её ещё сильнее прогибать спинку, и ещё шире расставлять ножки, и ещё обильнее течь сокам из её пещерки. Видимо, Наташка относилась к тому типу женщин, для которых свойственна повышенная секреция половых желёз, потому что из её дырочки, просто начали течь ручейки её смазки и капать на простыни.

«Смотри! Тёлочка потекла»! – радостно закричал Юрка. Не понимая, что это означает, но чувствуя, что из её влагалища по бедрам текут её выделения, Наташка захотела сесть, но Юрка её остановил: «Куда! Ещё мало смотрели! Женька минуту держала, и ты давай минуту»! Наташка была вынуждена остановить свою попытку и остаться в том же положении, изнывая от стыда, за свои выделения. «Течёт, прям как заправская сучка!» - сказала Женька: «Вот бы мне так легко и быстро течь, тогда бы …» «Ага! В такую влажную дырку легко будет входить и очень приятно двигаться! Суперский трах!» - поддержал её я.

Наташка, слушая наши комментарии, испытала жуткий стыд за то, что она вот так выставила на обозрение свою текущую девочку и открыла нам всем своё похотливое желание. Слезы обиды и стыда покатились из её глаз. Она совсем не хотела, что бы кто-то видел и знал, что она хочет секса. А мы тем временем любовались её телом. Наташкина дырочка была меньше по своим размерам, чем Женьки и Катьки, и лепесточки вокруг то же были поменьше. Сама попка девочки была ещё маленькой и, имела детские формы, небольшие, словно яблочки, круглые ягодицы, но уже прорисовывались очертания девичьих бёдер, и была чёткая и тонкая талия, которая делала фигурку Наташки, вполне взрослой. Раздвинутые ножки были тонкими, но не худыми. Наташка занималась лёгкой атлетикой, поэтому мышцы её ног были хорошо развиты, а сами ножки очень сексуальными. На лобке был только лёгкий пушок, почти прозрачный, который красиво обрамлял вход в её девочку.

Пока мы рассматривали, Наташка, от нахлынувшего на неё возбуждения и мыслей, борьбы самой с собой, настолько разожгла в себе огонь желания, что мы увидели, как её девочка начала сжиматься и разжиматься, выдавливая из своих недр блестящую и пахнущую кисленьким, влагу.

Я, увидев это зрелище, решил, что воткну свой горящий от нетерпения стержень в эту манящую пещерку. Я приподнялся, подошёл осторожно к попке, и уже хотел взяться за талию девочки, что бы насадить её, но тут мой огромный член случайно упёрся в самый центр её, пылающей жаром, пещерки.

Наташка почувствовала, как что-то горячее, твёрдое и настырное раздвигает стенки её пещерки, пытаясь без разрешения и приглашения проникнуть вглубь. Она вскрикнула и резко вскочила, сев на кровать и скрестив ноги. «Вы чё! Не было такого уговора!» - со страхом и обиженно сказала она, и увидела меня, стоящего перед ней с возбуждённым пульсирующим членом. «Я не буду с вами трахаться»! – громко заявила она. Мы все засмеялись, настолько искренним и неожиданным был её страх. У Наташки на глазах снова начали наворачиваться слёзы и я, видя, что план по растлению девочки под угрозой схитрил: «Извини, Наташка! Просто я думал, что ты уже занимаешься этим. Ты такая взрослая женщина и такая сексуальная, что решил, что можно сделать тебе приятно!» «Извращенец!» - выкрикнула Наташка, но в душе почувствовала, что ей приятно, что парень так отзывается о ней. «Женщина! О да! Она самая настоящая женщина! Красивая, сексуальная, желанная, взрослая!..» Её слёзы высохли, так и не успев покатиться.
Наташка, полыхающая от пережитого, взяла карты и принялась их активно тасовать. Женька показала мне большой палец, мол, молодец! В следующем туре проиграл Юрка, а выиграл я. Юрка без колебаний стянул трусы и так же выставил на всеобщее обозрение свой инструмент. Видимо сделав какие-то выводы из прошлого опыта, он выбрил себе все волосы на лобке, от чего, его пика казалась больше. Наташку явно заинтересовало новое видение, и представился случай сравнить агрегаты. «Этот короче, но толще» - приценивалась Наташка: «Наверно из этих двух, вот тот длинный и узкий для первого раза самый подходящий». И Наташка представила, как член, принадлежащий мне, будет входить в неё, разрывать её целку и трахать, и от этого, снова почувствовала нарастающий жар внизу живота, к которому, вдруг, прибавилось странное жжение в самой пещерке. Жжение было настолько сильное, что Наташке захотелось срочно там почесть, но она была вынуждена сдерживать себя. «Господи! Да что же это со мной такое!» - проносилось в её голове: «Что же так жжёт и чешется то?».

Пока она боролась со своим телом, закончился кон, и проиграла Катка, а выиграл Юрка. Он оказался не особо изобретателен и потребовал от Катьки того же поцелуя, что и я. «Только чтоб вот так же как Женька! Так же классно и чётко!» - инструктировал он. Катька, которая была возбуждена не меньше чем остальные, а пьяна наверно сильнее, испытала странное чувство ревности и конкуренции, в сравнении с Женькой. «Неужели я хуже?» - подумала Катька: «Да я им сейчас покажу, кто тут самая крутая девчонка!». Мы с явным интересом и возбуждением наблюдали, как Катька, склонившись над Юркиным членом, смело взяла его целиком в рот и начала натрахивать его, самым настоящим образом, одной рукой поглаживая основание члена, а другой, мешочек с яйцами. Юрка, да и мы все, обалдели от такой напористости Катьки. Видимо опыт в сарае подсказал ей, как быстрее довести парня до оргазма. Юрка, ошарашенный таким поведением, через минуту собрался и, поняв, что Катька просто рисуется перед другими, радостно развалился на полу, постанывая в такт и отвешивая комплемент за комплементом: «А! Классно! Катюха ты супер! Ты лучше всех!» Катька, подзадоренная этой похвалой, разошлась ещё больше и, обслюнявив свой мизинец, ввела его в анус Юрки. Юрка так сильно кайфанул от этого, что тут же выстрелил порцией спермы в рот Катьки. Девушка не успела понять, что Юрка кончает, поэтому порция горячей и вязкой жидкости выплеснулась ей в горло. Поняв, что Юрка кончает без предупреждения, Катька резко отстранилась, но вторая порция всё же успела попасть ей на лицо, испачкав нос и щёку. Юрка продолжал извергать из себя семя, лёжа на полу. Словно белая лава из вулкана, потоки спермы уже спокойно стекали по удерживаемому его руками члену. «Сука! Ты что, сказать не мог, что кончаешь!» - закричала на него, откашлявшись, Катька. «Катюха, извини, честно, не успел! Ты так классно всё делала, что я почти умер»! – сказал лёжа в почти бессознательном состоянии Юрка. Катька, услышав такой комментарий, победоносно посмотрела на Женьку, а та ответила ей неприличным жестом.

Вовка, самый обделённый из парней, потребовал незамедлительно продолжить игру и в следующие несколько ходов проиграл. Стянув с себя трусы, он гордо выставил всем на обозрение своего гиганта. Наташка, аж, дышать перестала на какое-то время, увидев этого монстра. «Да этот же просто разорвёт меня пополам!» - подумалось ей: «Как же Женька и Катька его в себя впихнуть смогли?!» Вовка, видя восхищённые и боязливые взгляды девчонок, продолжал гордо стоять в полный рост со своим возбуждённым тараном, пока Юрка не сказал ему сесть на место и продолжать играть.

И тут удача улыбнулась Вовке, он выиграл, а проигралась задумавшаяся Наташка. Вовка радостно зарычал и мы с Юркой сразу поняли, что Вовка намерен загадать трах и чтобы не спугнуть девочку, и не дать закончится игре, подскочили к Вовке и зашептали ему на ухо: «Вовка, загадывай сосать, если ты загадаешь трахнуть, она откажется и всё обломается совсем! Не обламывай! Она с таким огромным членом трахаться сейчас точно откажется! Не вздумай!» Вовка, хоть и был немного медленен в своей мозговой активности, но всё же счёл наши аргументы состоятельными, тем более, что случай в сарае показал, что девочки боятся, а некоторые даже не могут принять его член. «Ладно, Наташка! Тебе тоже, что и для подружек, чтоб по-честному!» - принял, он, решение.

Наташка, сидевшая в томительном и страшном ожидании задания, с ужасом смотревшая на вздыбленный член Вовки, поняла, что ей сейчас придётся брать этот инструмент в рот и доставлять наслаждение парню, при чём, делать надо это будет не хуже девчонок, чтобы не потерять статус взрослой женщины. Наташка слезла с кровати и подошла к довольному Вовке, который в готовности раскинул свои ноги в стороны и сам своими руками направил свой член к Наташкиному рту. Девочке пришлось так же как Женьке и Катьке встать раком и сильно наклонится над членом Вовки, и её попка опять была выставлена на обозрение в мою сторону. Встав поудобнее, девочка раздвинула свои ножки шире и уперлась локтями на пол.

Прямо у моего лица раскрылась сочащаяся соками пещерка девочки, пылающая жаром и источающая возбуждающий аромат целочки. Наташка, пока я рассматривал её тыльную часть, склонившись над гигантским членом Вовки, почувствовала его дурманящий запах, и, жар и зуд внутри её тела, усилился в несколько раз. Она широко раскрыла свой рот и пропустила в него большую головку Вовкиного члена. Она была настолько большая, что рот девочки был открыт почти во всю широту и её язычок, еле двигался во рту, полость которого была полностью заполнена мужским членом. «Я сосу мужской х..!» - пронеслось в её голове и я увидел, как её пещерка, находившаяся прямо у меня перед глазами, опять начала сокращаться в конвульсивных движениях, выбрасывая наружу новые порции прозрачной жидкости.

Мой член страстно желал погрузиться вглубь этой истекающей соками пещерки, но я медлил, пока не увидел, что Женька мне знаками показывает, что бы я трахнул Наташку. Я быстро вскочил и занял положение ёбаря позади Наташкиной попки, широко расставив ноги, так, что попка девочки оказалась как раз на уровне моего члена, а её ножки, разведённые в стороны, были закреплены моими стопами. Женька и Катька тут же подскочили к нам, и так же крепко схватились за ноги девочки, фиксируя и не давая сомкнуться или сдвинутся.

Наташка, занятая обработкой члена Вовки, не сразу почувствовала какое-то странное движение позади неё, в опасной близости от её пещерки и только, когда мой разгорячённый член коснулся входа в её девственное влагалище, девочка поняла, что что-то не так, и попыталась вырваться. Её попка начала двигаться вправо и влево, видимо, стараясь сместить в сторону от моего жезла, вход в пещерку, тело стало изгибаться, а ножки подрыгивать. Но девчонки крепко держали её ноги, а Вовка, который кайфовал от сосания, явно не хотел прекращения ласки и крепко удерживал голову девочки. Наташка, чувствовала на себе руки подруг, мои руки на талии, крепкие тиски Вовки, но всё равно надеялась вырваться и не дать мне прорваться внутрь её тела и обесчестить на глазах у всех. Она хотела что-то сказать, но Вовка не отпускал её голову и сам начал активнее двигать тазом, практически натрахивая Наташку. Его член задвигался у неё во рту с неистовой силою, нагло, по-хозяйски, словно он принадлежал ему, а не ей, и Наташка чувствовала как всё глубже и глубже этот орган входит в её рот. «Вот так же сейчас в моей пещерке будет двигаться другой член. Господи, какая же я дура! Развели как малолетку»! – пронеслось в её голове. Сделав ещё несколько попыток вырваться и поняв, что наши тески сильны, и что это бесполезно, Наташка обречённо расслабилась, и приготовилась к неизбежному - наглому вторжению в её чистое девственное влагалище, не знающее ещё мужского органа.

Почувствовав, что сопротивление сломлено, и тело девушки обмякло, я с лёгкостью пристроился позади её попки и рукой направил свой раскалённый таран к приоткрытому, и пылающему жаром, входу в её, дрожащую от ужаса, пещерку. Наташка почувствовала, как раздвинулись её набухшие лепесточки, и ощутила обжигающий жар прикосновения возбуждённого мужского члена, и её девочка сжалась от страха. Так как мои руки были не особо заняты, то правой я схватил Наташку за упругую грудь и сжал её достаточно сильно. От возникшей боли в области торчавшего соска, паховые мышцы девочки расслабились, и вход в пещерку девочки приоткрылся, и мой раскалённый член, легко, обжимаемый нежными и ласковыми стенками девственного влагалища, погрузился вглубь Наташкиного тела, почти не заметив сопротивления её целки, сметя её одним мощным движением.

Наташка, чувствующая жаркое, наглое и требовательное стремление моего члена, проникнуть внутрь и страшно боящаяся этого, сжимавшая свою пещерку на бессознательном уровне, вдруг, получила резкую боль из совсем другого места, и, не успев сообразить что происходит, ощутила, что что-то огромное и мощное, обжигающее её внутренности, пронзило её целочку и погрузилось в её девственное тело. Боль от разрыва целки была почти неощутима, и поэтому, Наташка, даже, не сразу поняла, что её только что дефлорировали, порвав плеву и осквернив мужским членом её девственное лоно. Только когда внутри неё, что–то большое и твёрдое, начало нагло двигаться, явно наслаждаясь её узкой пещеркой, Наташка поняла, что её «распечатали» и трахают. От этой мысли, и от того, что было совсем не больно, девочка, под воздействием алкоголя и, предшествующего дефлорации, возбуждения, расслабилась и отдалась новым ощущениям. Она почувствовала, что жар и жжение, которые мучали её, вдруг прошли, и им на смену, пришли совсем новые, гораздо более приятные чувства – наполненности, насыщения, удовлетворения, которые, с каждым напористым движением моего члена, становились всё сильнее и сильнее. Влагалище девочки, долго ждавшее, и жаждущее мужского органа, нежно и ласково приняло его, простив бесцеремонное и наглое вторжение, обжимая и лаская, подмахивая навстречу моим движениям.

Наташка была на вершине блаженства, мощный орган наяривал её, раз за разом, всё глубже и глубже прорываясь внутрь её девственного тела, оскверняя своими наглыми движениями святую чистоту её лона, пачкая своими мужскими выделениями, доставляя при этом ей, сильнейшее наслаждение. Она так расслабилась, что начала постанывать в темп движений, всё сильнее и сильнее, с каждым моим толчком усиливая стоны и подмахивания.

Женька и Катька недоуменно смотрели на происходящее, ведь их первый раз был совсем не такой приятный, и кричать от удовольствия им точно не хотелось. Женька с интересом наблюдала, как мой жезл врезается в тело Наташки, исчезая в нём полностью, изливая наружу её соки с капельками крови, как мои яйца, на каждом толчке, стукались о лобок девочки, готовя живительный нектар к выбросу. Это, а так же очередной глоток вина, и сладкие крики Наташки возбудили девочек и Юрку. Юрка, который отдыхал после полученного орального удовлетворения, жаждал нового ощущения. Женька, почувствовавшая жар в своем теле, и, доведённая криками Наташки, и наблюдением за моими фикциями, до пика возбуждения, подошла к Юрке и, толкнув его в грудь рукой, уронила спиной на пол и тут же села ему грудь, а затем, расставив широко ножки, спускаясь вниз, взяв руками его возбуждённый член, направила и насадила себя на него. Юрка охнул от такого приятного развития событий, и стал ловить кайф от двигающейся на его члене Женьки.

Женькина пещерка, доведённая возбуждением до крайнего состояния, истекала соками, уже не хуже Наташкиной, и член Юрки легко и глубоко входил в неё. Женька, вдруг поняв, что в её теле нет больше боли, как в первый раз, всё смелее и смелее двигалась на длинном копье Юрки, ускоряя темп и подмахивая тазом, стараясь, чтоб её клитор тёрся о лобок Юрки. Она так ловко это делала, что очень быстро волны наслаждения начали захлестывать её и она так же, как Наташка начала кричать. Катька, которая тоже желала получить удовлетворение и явно не желала оставаться в стороне, подошла к Юрке со стороны головы и, раздвинув ноги, села ему своей пылающей и жаждущей ласки девочкой на лицо, так, что её пещерка оказалась прямо напротив рта Юрки, и он, с неприкрытой охотой, начал лизать её. Его язык прошёлся по набухшим лепесточкам, по клитору, вонзился вглубь пещерки. Катька получала такие приятные ощущения, что довольно быстро присоединилась к общему хору. Не сдерживаемые больше никакими условностями и нравственными запретами, все девчонки отдались своей похоти и страсти.

Наташка, от которой никто не ожидал такой сексуальности и активности, начала всё активнее и активнее двигаться на моём члене, периодически выпуская Вовкин член изо рта и, крича что-то неразборчивое и непонятное уже во весь голос, и насаживая свою пещерку на мой разрушительный таран. Я, почувствовал, как по моему члену пробежали приятные спазмы Наташкиного влагалища, и это вызвало необратимую реакцию в моём организме. Доведённый до предела, и переполненный спермой и соками, мой член был готов выстрелил в глубь Наташкиного тела первую порцию, горячей живительной влаги, и, желая направить её в нужное место, я инстинктивно схватил Наташку за бёдра, и буквально вонзил свой меч в самую её глубину. Головка моего члена упёрлась в матку девочки, и я тут же, начал выбрасывать порции своего семени в её лоно.

Наташка, доведённая моим членом до экстаза, и почувствовав, как он вдруг увеличился, и стал ещё твёрже и, пробившись на всю глубину её влагалища, стал пульсировать внутри неё, изливая там что-то горячее и приятное, поняла, что это и есть семяизвержение, и что только что, мужик кончил в неё. От этой мысли, забыв о последствиях и страхах, Наташка как кошка прогнулась в спине, выпустила изо рта Вовкин член, и издала громкий крик наслаждения и забилась в судорогах. Я испугался такого поведения и хотел вынуть свой инструмент из её тела, но Наташка схватила меня за ягодицы руками и прижала к себе ногами, продолжая насаживать себя на мой, осеменивший её, член. Сделав несколько резких движений, Наташка вдруг обмякла и буквальна стекла на пол в бессознательном состоянии. Я вынул из её истерзанной и удовлетворённой пещерки свой окровавленный член, и увидел, как из неё вытекает беловато-розовая жидкость.

Вовка, который не успел кончить, был зол. Видя, что Наташка не подаёт признаки жизни и, не считая себя некрофилом, но очень жаждущий удовлетворения, он сдёрнул с Юркиного лица Катьку, разложил её на полу и остервенело, вогнал в её, раскрытую ему навстречу, письку. Катька охнула от такого резкого вхождения и получив долгожданный штырь в киску, начала кайфовать, постанывая при каждом толчке Вовки.

Тем временем, Женька, неистово двигающаяся на Юрке, то же стала приближаться к своему первому настоящему оргазму. В отличие от Наташки, её оргазм был менее эмоционален, девочка вдруг замерла на Юркином члене и мышцы её влагалища стали сокращаться, массажируя член Юрки, а сама Женька, закрыв глаза, сжалась в комок и вдруг расслабившись, выкрикнула что-то непонятное и свалилась с Юрки в сторону на пол.

Юрка, не получивший удовлетворения, бешеными глазами посмотрел вокруг, и увидел, что Наташка лежит без сознания, Катька лежит и стонет под Вовкой, а Женька агрессивно не подпускает к себе. Посмотрев на меня и поняв, что я кайфую, и не буду против, Юрка решил излить своё семя в Наташку. Он подполз к ней с вздыбленным и пульсирующим членом, перевернул её на спину и раздвинул ножки, и уже хотел вогнать свой, желающий излить сперму, член в неё, но тут увидел, следы моей семенной жидкости и остановился. Видимо брезгуя и не желая пачкаться в моих выделениях, Юрка немного подумав, опять перевернул девочку на живот и раздвинул ей ноги. Затем плюнул ей на анус и пристроил свою влажную головку к нему. Раздвинув руками половинки её попы, под воздействием слюны и выделений Женьки, головка члена легко проскользнула внутрь попки, а за ней, и весь член. Наташка при этом даже не пошевелилась, видимо настолько сильно было чувственно-эмоциональное воздействие на её психику. Юрка начал активно двигать тазом, всаживая свой орган внутрь девочки, ударяя своими бёдрами по её попке. От этих ударов ягодицы девочки вздрагивали и колошились. От увиденного меня снова накрыла волна возбуждения, и мой член быстро принял боевое положение. Я плотоядно посмотрел на Женьку, но та, увидев мой взгляд, мой вздыбленный член, но находясь ещё в экстазе, показала мне рукой, чтоб я подрочил. Я встал перед выбором – или бороться с Женькой или … Я подошёл к Юрке и похлопав по плечу, показал ему знаком, что бы он лёг на бок. Немного посооброжав и поняв, наконец, мои намерения, Юрка, не вынимая своего, разгорячённого попкой девочки, члена, повалился набок, увлекая за собой и Наташку. Лёжа на боку, и приподняв левую ножку девочки, Юрка продолжил наяривать её в задний проход, а я, улёгшись с другой стороны от девочки, снова вогнал свой жезл в её уже успевшую немного остыть, но ещё влажную пещерку, и начал с наслаждением трахать. Наши члены двигались как поршни, поочерёдно, Юрка вперёд, я назад и наоборот, чувствуя друг друга через перепонку внутри Наташкиного чрева, сталкивая яйцами.

Тем временем, пока мы устраивались вдвоём у Наташкиного тела, Вовка так активно наяривал Катьку своим огромным инструментом, что после пары десятков фикций, она так же как Женька, бурно кончила, и в приступе экстаза начала царапать и кусать Вовку. От неожиданности Вовка отскочил от Катьки, и та, согнув ноги, сжалась в комок, крича от удовольствия, пребывая в состоянии оргазма. Злой неудовлетворённый Вовка, попытался снова всадить свой член в лоно Катьки, но так сильно сжалась, что после пары безуспешных попыток вогнать свой член, Вовка посмотрел по сторонам в поисках новой жертвы. Он уже было двинулся в сторону Женьки, но тут увидел, что мы с Юркой активно наяриваем Наташку в два члена, а Наташка, начала подавать признаки жизни, открыла ротик, и активно постанывает. Вовка расположился около головы девочки и направил свой орган в её рот.

Наташка, приходя в себя после продолжительного райского небытия, вдруг почувствовала, что в её попке что-то движется, активно и нагло, и не менее активно, что-то двигается в её пещерке. Приоткрыв глаза, она увидела искаженное гримасой удовольствия моё лицо и поняла, что я трахаю её в письку, а услышав страстное дыхание у себя за спиной, поняла, что в попку её трахает Юрка. Короткий член Юрки как нельзя лучше подходил для ануса девочки, не входя глубоко и не причиняя боль, он скользил внутри её попки и доставлял приятное ощущение свободы и расслабленности, словно она долго терпела и вот сходила по-большому, излив из себя всю гадость. Особенно приятно Наташке было, когда члены парней сталкивались друг с другом через перегородку. Ощущение востребованности как самки и наполненности заставляли девочку стонать от удовольствия. Она даже не сразу заметила, как что-то горячее и живое прикоснулось к её губам, а потом вошло в её рот. Приоткрыв глаза, она поняла, что это Вовкин член, трахает её в рот. «Во все дырки. Меня трахают во все дырки и сразу!» - пронеслось в её голове.

Женька и Катька, медленно приходили в себя и, посмотрев на разыгравшуюся перед ними оргию, улыбнулись друг другу. Теперь в их клубе оттраханных девственниц стало на одну больше. Причём эту так оттрахали, что она точно будет молчать и навеки станет им послушной подругой. Тем временем, Юрка, наконец, достиг наивысшего наслаждения и стал активно спускать прямо в попку девочки. Наташка даже не успела насладиться ощущением приятно обжигающего осеменения, как Вовка, издав рык, изверг в её рот огромную порцию своей спермы, которую Наташка была вынуждена глотать, чтобы не задохнутся. Она глотала и глотала, а Вовкин член всё продолжал и продолжал изливать густую жидкость. За этим занятием Наташка и не заметила, как я кончил ещё раз, излив уже небольшую порцию в её изнеможённую пещерку.

Мы вытащили свои члены, обтёрли их о простынь и усталые но довольные расселись снова на полу и с удовольствием наблюдали, как с пола, изливая из попки и влагалища вязкие выделения, выплёвывая изо рта остатки семени, поднимается измученная Наташка. Она сумела сесть на кровать, широко раздвинув ноги, свесив свой таз так, что бы вся жидкость, наполнявшая её попку и влагалище, смогла стечь на пол. Под ней быстро образовалась мутная лужица, состоящая из нашей спермы и соков, выделений самой Наташки, и девственной крови. Когда на пол упала последняя капля, Наташка взяла простынь и, обмотавшись, пошла мыться. За ней следом, хотели последовали и мы, но она сказала: «Так! Все нах.. из моего дома! Сейчас родители придут! Мне ещё убираться»!

Нам и девчонкам пришлось одевать на липкие тела свою одежду и выметаться из дома Наташки. «Ну мы в расчёте?» - спросил девочек Юрка: «Равновесие и паритет восстановлены»? «Почти!» - ответила Женька: «Есть ещё одна бл.дь нетраханная, которая тоже не слабо пиз.т и выёб..тся. Она сейчас в годе с родителями на неделю уехала, вот когда вернётся, мы с вами и рассчитаемся. Только вы учтите, та ципа повзрослее и поумнее будет, развести не получится, будет всё жёстко…» На этой удручающей ноте мы и расстались.

Как позже выяснилось, второй жертвой Женьки и Катьки, должна была стать Светка Ланс. Её отец, типа местный Аль Каппоне деревенского масштаба. Бывший председатель колхоза, ныне директор фирмы (тот же колхоз).

Светка, избалованная девчонка, воображающая себя первой красавицей, которую все боялись из-за её отца. Когда Женька и Катька нам сообщили, кого надо будет оприходовать, то Вовка и Юрка каким-то волшебным образом свалили из деревни кто в город, кто ещё дальше. Мне же деваться было некуда, да и не особо-то я и боялся её отца. Мне гораздо страшнее казалась перспектива оказаться у участкового на допросе. Поэтому когда девчонки сказали, что бы завтра я был в готовности, я не особо сопротивлялся. «Я же один! Вы чё! Не буду я один за всех отдуваться!» - попытался я отмазаться. «Ты сам смотри, или сейчас за всех со Светкой, или завтра за всех у участкового!» - безапелляционно парировала Женька: «Юрка и Вовка всё равно скоро вернутся и им для нас есть отдельное задание, а к тебе, обещаем, больше претензий не будет!»

Я подумал и согласился, к тому же девчонки обещали притащить мне на помощь Никиту, да и сами подсобят, если что. Да и план их был прост и потому реален. Они хотели позвать Светку купаться на пирс. Там на пирсе, хорошее место нырять, а для последующих переодеваний используется старая заброшенная сторожка. Девчонки планировали, что наплававшись, они пойдут переодеваться в сторожку, и как только Светка скинет с себя купальник, они его у неё отберут, спрятав предварительно её одежду. Я же должен был ждать, пока они меня не позовут, за насыпью. «Мы тебя кликнем, ты зайдёшь, вдуешь ей и свободен! Понял?!» - подытожила Катька. «Оф кос!» - ответил я, подумав, что всё достаточно просто и легко.

В условленный час я был на месте. Занял позицию в засаде за насыпью и стал ждать. Почти не опоздав, появились девчонки. Весело о чём-то переговариваясь, они направлялись в сторону сторожки. Светка была просто лебедем между двух уток. Настолько она похорошела и расцвела за лето. Я редко её видел, и то издали, так как наш круг интересов не совпадал, и сейчас, оценивая её как мою очередную жертву, я не мог отметить её красоту. «Наверно не зря её ненавидят девчонки.»- подумал я: «Она действительно красавица»!
Светка следила за модой и хоть была деревенской девкой, одевалась даже лучше чем мои одноклассницы в городе. Вот и сейчас, она была в летнем полупрозрачном платьице, через которое, просвечивались контуры её обалденной фигурки и нижнее бельё синего цвета, которое очень хорошо гармонировало с её образом. Светка терпеть не могла грязных волос и потного тела, поэтому мылась она постоянно, используя дорогущие шампуни, маски и лосьоны. До меня долетел её приятный цветочный аромат.

Пока я разглядывал Светку, девчонки скрылись в сторожке и их голоса затихли. Через несколько минут, девчонки вышли и пошли к пирсу. Женька была в зелёном открытом купальнике, Катька в своём красном, а Светка, одела, видимо, только что купленный чёрный купальник. Он в отличии от купальников Женьки и Катьки совсем не скрывал формы девочки, а наоборот, подчёркивал. Плавки в форме стрингов, бюстик со вставочками. Супер! Увидев красоту её тела, я уже не сомневался, что хочу трахнуть её. Первой занырнула Катька, подняв кучу брызг и завизжав на всю речку. В след за ней прыгнула Светка, придерживая руками свою грудь, чтобы не слетел купальник. «Ой! Девочки! Я часы забыла снять!»- сказала Женька, демонстративно показав свою руку с часами, и побежала в сторожку.

«Конспирация, блин!»- подумал я, и улыбнулся. Буквально через минуту, из сторожки, выбежала Женька и что-то спрятала под фундамент и посмотрела в мою сторону. Я поднял руку и помахал. Женька улыбнулась и побежала к пирсу, не останавливаясь, сиганула в речку. Я понял, что она только что спрятала одежду Светки. Девчонки плавали и ныряли так долго, что я уже весь изнемог на палящем солнце. Я уже думал, пойти и самому искупаться в камышах, как вдруг услышал, что кто-то идёт по дорожке. Я выглянул из укрытия и увидел Никиту. «Прячься, придурок!» - крикнул ему я и махнул рукой. Никита пулей сбежал с дороги ко мне за насыпь. «Ты чё так долго?!»- спросил его я. «Да, это, ну..» - начал мямлить что-то он. «Понятно! Думал опоздаешь, так и не надо будет ничего делать?! А вот и не получилось! Они ещё плавают!» - отчитал его я. Никита хотел было что-то возразить, но тут мы услышали приближающиеся голоса девчонок.

Я опять выглянул из засады и увидел, что Женька, Катька и Светка не спеша направляются к сторожке. Светка шагала, словно по подиуму, грациозно переставляя свои ножки и двигая бёдрами. Её мокрый купальник, плотно обтянул её юное тело, очерчивая все скрытые детали. Пока я разглядывал её, девчонки скрылись в сторожке и через несколько секунд, я услышал их громкие голоса. «Кто взял?!» - я узнал голос Светки. «Нах..я!?» - опять кричала она. По всей видимости, всё шло у девчонок по плану. Затем наступила тишина. Я уже решил, что всё отменяется, как вдруг на пороге появилась Женька и махнула мне рукой. Мы с Никитой встали и с волнением в сердце, направились к зданию. Приблизившись к сторожке, я услышал, плачь и хныканье: «Не надо его звать, я же голая! Ну, зачем вы так делаете?! Я папе всё расскажу, он вас убьёт!» - лепетала со слезами Светка.

Она ни как не ожидала такой подлости от своих, как ей казалось подруг. Ну, пусть, не совсем подруг, но приятельниц. Когда она зашла в сторожку и, сняв купальник, достала свой пакет с одеждой, то увидела внутри, только туфли. Пока она удивлялась, Женька украдкой стащила её купальник и кинула в окно наружу. Светка, ещё не понимая, что над ней издеваются её подруги, подумала, что кто-то чужой зашёл, и утащил её дорогие вещи, и повернулась к девочкам, что бы сказать это, но увидев выражения их лиц, так и не смогла что-то вымолвить.

Женька глядя на неё злобно улыбалась, а Катька, сев на лавочку, посвистывала. «Это вы взяли?» - спросила зло Светка. «Да!»- ответила Женька. «Это совсем не смешно! Отдайте! Это очень дорогие вещи!» - жестко сказала Светка. «Скоро отдадим!» - так же зло и с улыбкой сказала Женька. «Что значит скоро?! Сейчас отдавайте!» - требовательно выкрикнула Светка и решила одеть купальник, и тут увидела, что его тоже уже нет. «Кто взял!» - зло и громко крикнула Светка (именно этот крик я и слышал). «Я взяла и кинула в окошко!» - спокойно сказала Катька. «Нах.я!?» - вопрошала Светка, багровея от накатывающей на неё злости. «А что бы ты голенькая тут была, когда Максим зайдёт!» - ответила Катька и засмеялась. Светка обалдела от такого ответа и подумав, что что-то не так поняла, переспросила: «Сюда кто-то должен сейчас зайти?» «Да! Прямо сейчас, зайдёт Максим и трахнет тебя, сучка ты ёб..ная. Точнее будешь ёб..ная!» - зло ответила Женька. Светка поняв по голосу Женьки, что она не шутит и говорит вполне серьёзно, но, не желая верить в происходящее и не понимая, что вообще происходит, уже просительно обратилась к девочкам: «Девчонки? Вы что? Зачем вы это делаете?». « А это наша месть за твой язык, за твое поведение, за твоего папашу, за то, что все парни только на тебя смотрят! Сейчас тебя отымеют и мы всем расскажем, что ты шлюха, и что тебя можно трахать каждому!» - с мстительной улыбкой ответила Катька. «Пойду, позову парней.» - ехидно сказала Женька и вышла из сторожки.

Светка, понимая, что это не шутки, лихорадочно искала выход из сложившейся ситуации. Она посмотрела в окошко, но оно было слишком мало для того, что бы попытаться пролезть в него. Выбежать из сторожки, оттолкнув Катьку, было невозможно, так как Катька гораздо тяжелее и сильнее её, и за дверью её наверняка поймает Женька. Пока она так размышляла, я с Никитой уже приблизился к сторожке, и Светка услышала наши шаги и, поняв, что сейчас мы войдём в помещение и увидим её голой, отошла в угол и закрыла свои груди правой рукой, а левой лобок. Девочка с испугом ждала нашего появления в дверном проёме и захныкала: «Не надо его звать, я же голая! Ну, зачем вы так делаете?! Я папе всё расскажу, он вас убьёт!». В этот самый момент мы и подошли к двери.

«Так, ты стой здесь на шухере!» - сказала Женька Никите: «Когда будешь нужен, мы тебя позовём, кого увидишь, кричи нам! Понял?!». «Ага!» - радостно ответил Никита, понимая, что ему не придётся насильничать, а следовательно, папа светки не будет отрывать ему яйца. Женька открыла дверь в сторожку и я вошёл во внутрь.
После яркого солнечного света, я не сразу смог разглядеть Светку, стоящую в углу. Я видел только что-то светлое и шевелящееся, хлюпающее носом. «Ну что? Как тебе наша краля?» - спросила меня Катька. «Да я пока ещё них..я не вижу.»- ответил я, стараясь как можно скорее привыкнуть к темноте сторожки.

Светка, увидев меня в комнате, сжалась ещё сильнее, и вжалась в угол, словно стараясь пройти сквозь стенку и скрыться от позора. Её ещё ни кто из мужчин не видел голой. И она совсем не хотела, что бы какой-то простой городской парень смотрел на неё. Я, поморгав веками, понемногу стал привыкать к освещению сторожки, и смог разглядеть, стоящую в углу девочку. Хоть поза её напоминала загнанного зверька, она была очень сексуальна. Стройные ножки, тонкая талия, красивое личико, всё было в Светке прекрасно. Несмотря на то, что она закрывала руками свои интимные части тела, её фигурка, запах, возбудили меня сильно, заставив шевелиться в шортах моего дружка. Видя, как я плотоядно разглядываю её, Светка испытала то самое чувство, которое было у неё в террариуме, когда она наблюдала за тем, как огромный удав пристально смотрит на маленькую белую мышку. Ощущение жертвы и невозможности противостоять агрессии сковали её тело и мысли.

Я уже хотел вкусить этого сладкого тела, но Женька схватила меня за руку и сказала тихонько на ухо: «Если ты просто её трахнешь, она расскажет всё отцу и тебе и нам потом п..ц. Мы кое-что придумали с Катькой, тебе придётся подождать и посмотреть». Потом она уже громче обратилась к Светке: «Все в деревне думают, что ты правильная и хорошая девочка, не куришь, не пьёшь, не гуляешь с мальчиками, хорошо учишься, что ты самая лучшая. А теперь ещё, благодаря твоему бл…му языку, все думают, что мы с Катькой шлюхи. Вот сейчас, ты будешь становиться такой же, как мы»! Женька нагнулась к своей сумке и вытащила из неё пачку сигарет и зажигалку. Она открыла пачку и вытащила сигарету и, подойдя к Светке, протянула её и зажигалку. «Начнём с курева! Прикуривай и кури всю сигарету!» - скомандовала она Светке. «Я не умею!» - пискнула Светка. «Давай бери в рот сигарету, иначе придётся брать в рот х..» - жёстко сказала Женька.

Светка, которая до этого только один раз в жизни пробовавшая курить, ещё помнила отвратительный вкус сигаретного дыма и тошноту после затяжки и поэтому с большим отвращением зажала губами фильтр сигареты и поднесла зажигалку к её кончику. Комнату осветила вспышка кремниевых искр, и зажигалка вспыхнула ярким огоньком. Светка, поднеся пламя к сигарете сделала затяжку и табак задымился и покрылся маленьким огонечками. Почти сразу же в её рот, горло и лёгкие поступил табачный дым, вызывая першение и Светка, не выдержав, закашлялась. Женька с Катькой громко рассмеялись: «Первый раз всегда неприятно! Потом войдёшь во вкус и понравится!» Светка не оценила их шутку и, стараясь не втягивать дым сильно, быстро выкурила сигарету.

«Ну, теперь, вторая часть нашей программы!»- сказала Женька и достала из своей сумки, словно из мешка деда Мороза, бутылку водки. «Открутила крышку и подала её Светке: «Давай, подруга, с горла, по крутому!» Светка никогда в своей жизни не пила крепкое спиртное. И родители запрещали, да и у самой желание не возникало. Несколько раз, на днях рождения ей наливали немного вина в бокал и всё. Но и того небольшого количества хватало, что бы Светка сильно хмелела, теряла ровную походку, краснела как рак и несла всякую чушь, теряя самоконтроль. Понимая, что отвертеться, однозначно, не получится, Светка взяла в руку бутылку и понюхала горлышко. Противный запах некачественного алкоголя сильно ударил в нос и Светка отшатнулась. Девчонки опять засмеялись: «Главное не запах и не вкус, а полученное удовольствие!» Светка, которая посчитала, что водка немногим отличается от вина, решительно отхлебнула прозрачной жидкости. Водка обожгла её нёбо, язык, горло и, продолжая свой путь, словно вулканическая лава, вошла в желудок. От острого обжигающего ощущения, Светка поперхнулась и начала кашлять, присела на корточки, забыв о своей открытой груди.

Я с удовольствием наблюдал как колышутся её сиськи. Достаточно большие, с маленькими острыми сосочками в аккуратненьком розово-красном ореоле. Грудь Светки, выгодно отличалась от сисек Женьки и Катьки, так как имела гораздо больший размер и привлекательную форму. Её полушария, стояли торчком, и казалось, что на её сосочки можно что-нибудь спокойно повесить. Пока я рассматривал девочку, а она кашляла, Женька с Катькой веселились: «Не пошла! Не в то горло! Заешь сигареткой!». Светка, с выступившими от кашля слезами попыталась отдать бутылку Женьке, но та решительно сказала: «Ещё! Всю поллитру выпивай!» Светка, которая уже после первого глотка уже опьянела, сказала: «Я больше не буду, мне нельзя!». «Будешь как милая!» - сказала Женька, схватив бутылку, подскочила к Светкиному лицу и вставила горлышко ей в рот. Светка, попыталась увернуться, но подоспевшая на помощь подруге Катька, схватила руки девочки, не давая ей возможности оторвать бутылку ото рта. Водка начала течь в горло Светки, частично вытекая и капая с подбородка. Светка, пыталась сначала выплёвывать поступающую ей в рот огненную воду, но начала захлёбываться, поэтому была вынуждена глотать обжигающую жидкость. Женька влила в рот Светке примерно полбутылки и вытащила горлышко.

Светка, широко раскрыв рот начала кашлять. Женька, взяв с лавочки пачку сигарет, прикурила одну и вставила в рот Светки. Светка попыталась было отказаться, но Женька насильно удерживала сигарету в её губах, и девочку была вынуждена делать затяжку за затяжкой. Волшебное действие алкоголя, усугублённое никотином, заставило голову девочки кружится, насытило окружающий её мир красками и снизило её порог чувствительности. Горло больше не болело, дым сигарет стал приятен, и Светка, желая заглушить послевкусие от водки, стала уже глубже втягивать в себя сигаретный дым. «О! раскочегарилась сучка!» - радостно крикнула Женька и снова протянула Светке бутылку: «Давай сама допивай!» Светка, которой уже было всё равно, нетвёрдой рукой взяла бутылку и, взяв горлышко в рот, в несколько подходов, с небольшими перерывами, допила остатки. «Ай молодец! Ай да алкашка растёт!» - измывалась над девочкой Катька. От выпитого алкоголя Светка уже не могла удерживать равновесия, сидя на корточках и потому шлёпнулась на попку, вытянув свои стройные ножки, и облокотилась спиной о стенку сторожки.

«Прибалдела сучка!» - прокомментировала Женька, и затем обратилась ко мне: «Пора приступать к третей части нашей программы! Давай доставай свой агрегат!» Я сразу же понял, о чём идет речь и, сняв с себя футболку, стянул вниз свои шорты вместе с трусами, освободив своего дружка. «Чё это у тебя с ним?! Выходной?! Или девочка не нравится?!» - спросила с издёвкой Катька, так как мой член, спокойно висел хвостиком.

Возбуждение от лицезрения Светкиных сисек, быстро прошло под воздействием причиняемого ей насилия со стороны девочек. Ничего приятного в пьющей с горла бабы, кашляющей и с рвотными позывами, совсем нет, поэтому мой приятель и лежал себе спокойно. «Ну, ничего, в третьей части как раз предусмотрены ласки для него!» - успокоила Катьку и меня Женька.

Светка, в полуобморочном состоянии увидела, что я снимаю шорты и оголяю свой пах и ожидала со страхом увидеть там огромный член, такой же, как у их жеребца в конюшне, но увидев мой вялый хвостик подумала, что сегодня ей повезло, и я не смогу что-то с ней сделать. «Слышь, алкашка, теперь ты у нас будешь становиться ху.соской! Открывай свой ротик и принимай в него член!» - скомандовала ей Женька. Я, обрадованный таким развитием событий, подошёл к сидящей на полу Светке и поднёс свой член прямо к губам девочки.

Светка, у которой прямо перед лицом оказался пах мужчины, ощутила запах мужского тела, увидела член у своего рта, попыталась увернуться, но я крепко схватил её за голову и требовательно придвинул к её рту своего, жаждущего поцелуев, дружка.

«Бери в рот, шалава! А то сейчас бутылку тебе в дырку вгоню!» - крикнула Женька. «Давай, светик, бери в ротик мой член,!» - более ласково сказал я: «Если будешь хорошо сосать, то не придётся тебя трахать в письку!» Последняя фраза получилась весьма убедительной, хотя была исключительно ложью. Я уже точно для себя решил, что ни за что на свете, не упущу такой шанс, трахнуть внеземной красоты девочку, даже если меня потом за это кастрируют или повесят.

Светка же, не уловила в моих словах ноток лжи и под воздействием моих сладких уговоров, обнадеживающих обещаний, а так же под парами алкоголя, приоткрыла свои губки и прикоснулась ими к закрытой кожицей головке члена. Член оказался совсем не противным на вкус, и даже приятным на ощупь, и Светка, осмелев, захватила губками головку целиком, погружая в свой рот мой член. «Язычком давай полижи!» - простонал от удовольствия я, помогая девочки выполнить приятную для меня процедуру. Светка, удерживая член во рту, облизала головку язычком по кругу, доставляя мне райское наслаждение. Мой, пребывающий в расслаблении зверёк тут же ожил и стал подавать активные признаки деятельности. Кровь потоками стала наполнять его, и с каждым ударом пульса, он стал увеличиваться в размерах.

Светка с удивлением заметила, что член во рту стал больше и продолжает увеличиваться и твердеть, заставляя её всё шире и шире раскрывать свои губки. Кроме этого он стал очень горячим, и она почувствовала, как обнажается головка члена, и под воздействием эрекции, упирается в её верхнее нёбо. Посчитав, что это и есть минет, Светка выпустила мой член из своего рта и он, выскочив от туда как пружина, шлёпнул меня по животу, брызнув на лицо девочки капельками её слюнек. «Ээээ! Давай продолжай!» - прокричал я, желающий удовлетворения: «Я ещё не кончил!»

«Нет! Хватит!» - вдруг сказала Женька и, поймав мой недоумённый взгляд, пояснила: «Сейчас четвёртая часть нашей программы!» Взяв меня за руку, она отвела меня в сторону и прошептала на ухо: «Мы хотим гарантированно защитить себя от её папаши. Надо что бы она ни за что не рассказала о том, что тут было! Потерпи!»
Светка, не понимая что происходит, провела язычком по своему рту и губам, слизывая последние вкусовые ощущения моего члена и находясь в пьяном состоянии, подумала, что её рот, только что был изгажен мужским органом, что её опустили самым похабным образом. Мечтающая о самых романтических отношениях, сексе после свадьбы с первым и единственным, девочка ощутила, насколько низко её скинули Женька с Катькой, заставив держать во рту член мужчины, с которым у неё ничего нет и быть не может. Светка заплакала и попыталась ладошкой оттереть со своих губ остатки вкуса моего члена.

Пока она чистила свой рот, Женька достала из своей бездонной сумки большой плед и кинула его к ногам Светки: «Расстилай траходром!» Светка, до которой не дошёл смысл последнего слова, встав на четвереньки, раскинула плед перед собой и вопросительно посмотрела на Женьку. «Чё смотришь, ложись на спинку личиком вверх и готовь ротик!» - скомандовала Женька, снимая с себя плавки. «Я не буду тебе лизать!» - сказала Светка, которая вдруг, через пьяную пелену, догадалась о намерениях Женьки: «Это извращение! Я папе всё расскажу!» «Рассказывай! И не забудь сказать, что ты набухалась, накурилась, а мы ещё скажем, что ты сама нас сюда затащила и сама предложила пососать Максиму!» - сказала Катька, с интересом наблюдая за приготовлениями Женьки. Светка, пытаясь в пьяном состоянии что-то сообразить логичное, не нашла к своему ужасу аргументов возражать, но всё её естество отказывалось выполнять лесбиянский ритуал. Видя, что Светка не ложится, Женька подскочила к ней и залепила сильную пощёчину, да так сильно, что девочка, охнув, свалилась на бок и заревела. «Хватит ныть, давай ложись!» - требовала Женька: «Полижешь чистенькую пиздёнку и мы тебя отпустим! Или Максиму сказать, чтоб натянул тебя на ху.?!» Светка, лишённая ударом Женьки сил к сопротивлению и под угрозой изнасилования, продолжая хныкать, на четвереньках подползла к пледу и легла на спину, скрестив ножку. «Ну, вот и молодец, хорошая девочка!» - похвалила её Женька. Она раньше частенько доставляла себе удовольствие руками и иными предметами, лаская клитор и всегда мечтала, что когда-нибудь, ей там полижет женский мягкий язычок. Она не считала себя лесбиянкой или извращенкой, но в совместных играх с Катькой, всячески намекала на эротические игры, на которые Катька ни как не реагировала, то ли не понимая, то ли стесняясь. И вот сейчас, выпал, наконец, шанс, испробовать это.

Она встала над лицом Светки и широко расставила ножки, затем села на колени так, что её щёлочка, оказалась прямо на губах девочки. Светка лежала, закрыв глаза, вдруг почувствовала на своём лице прикосновение чего-то тёплого и влажного с кислым ароматом. «Приступай скорее!» - в нетерпении сказала Женька и поёрзала своей пещеркой Светке по лицу. Светка почувствовал на своих губах прикосновение половых губ и высунула язык, который тут же попал в самую серединку входа, войдя во влагалище. «Ааааа! Как приятно! Ты чё сразу вгоняешь, сучка!» - блаженно защебетала Женька: «Обработай сначала вишенку и лепесточки!»
Светка, которая вообще плохо что то соображала, интуитивно догадалась, что «вишенка» это клитор, а «лепесточки», это половые губы и, следуя указаниям, вынула свой язычок из дырочки Женьки направила его к её клитору.

Мы с Катькой с явным интересом наблюдали, как Светка нанизывает Женьку, а та с блаженным выражением лица, постанывает. Я, не получивший удовлетворения и находящийся в крайней стадии возбуждения начал надрачивать свой член, доставляя сам себе удовольствие. Катька, которая была до этого не в курсе планов Женьки на кунилинг от Светки, с удивлением поняла, что Женька раньше активно ей намекала на такое совместное времяпрепровождение, но Катька, которая сама была не прочь испытать нежные ласки, боялась ответить на намёки Женьки. Видя, как её подруга кайфует от получаемых ласк, Катька испытала уже знакомое ей жжение и жар внутри своего тела. Она направила ладошку себе в плавки и прикоснулась к клитору, который тут же ответил ей искрами наслаждения. Подвигав пальчиками по поверхности своей щёлке, Катька запустила один из них себе во влагалище и по нему тут же потекли её соки.

Я, видя, как надраивает себя Катька, направился к ней с явным намерением удовлетворить и её и себя, но Катька, которая была настроена на совсем другой вид сексуального действия, сразу же пресекла мою попытку. Она с интересом наблюдала уже не за Женькой, а за выражением лица Светки, которое вдруг стало излучать удовольствие.
Светка, которая сначала с омерзением касалась языком половых органов Женьки, поласкав её за клитор и облизав губки, и не почувствовав каких-либо отвратительных или неприятных вкусов или запахов, а потом ещё и заметив, как Женька благодарно отзывается на эти прикосновения, стала нализывать её более активно. Находясь в пьяном состоянии, девочка отмечала, какие прикосновения и движения доставляют Женьке наивысшее удовольствие. Выполняя кунилинг, девочка сама начала возбуждаться, в её теле появилось тепло, которое волнами стало скатываться к низу её живота и аккумулироваться в одной точке, которая стала гореть и чесаться. Скрестив ножки, Светка пыталась трением своих бёдер потушить этот огонь и удовлетворить желание прикосновения, но только ещё сильнее разжигала пожар похоти. Стыд уже прошёл. «Это обычные девичьи забавы» - сама себя успокаивала Светка: «Ну и что, что полизала, это же не секс с мужиком. Главное целочка цела!»

Катька, видя, что Светка прибывает в состоянии алкогольного опьянения и нестерпимого возбуждения, и пытается своими скрещенными бёдрами снять напряжение, решила воспользоваться этим и ещё больше снизить вероятность того, что Светка расскажет обо всём отцу. «Заодно и потренируюсь и покажу Женьке, что я не против взаимных ласк» - подумала Катька и сев на коленки рядом со Светкой, положила ладошку ей на лобок, покрытый светлым пушком и начала его поглаживать.

Светка, которая уже неистово ласкала киску Женьки, и испытывала ужасное жжение внизу своего живота, вдруг почувствовала, что её кто-то ласкает в непосредственной близости от её норки, испугавшись, что это я, она попыталась скинуть с себя Женьку и вырваться. Но у неё получилось только слегка приподнять свою голову и через образовавшуюся небольшую щель между её лицом и сочащейся соками и выделениями щёлкой Женьки, увидеть руку Катьки. Увидев, что меня там нет, а, следовательно, её девственности ни что не угрожает, Светка опять погрузила свои губы в пылающую жаром пещерку Женьки, продолжая её вылизывать, уже активно входя в её влагалище и посасывая временами клитор.

Катька, массируя лобок кончиками пальцев, слегка прикоснулась к самой верхней точке еле виднеющейся щёлки Светки. От этого прикосновения по телу девочки пробежала лёгкая дрожь. Катька, увидев, что её действия причиняют удовольствие Светке, и удивившись, что это ей самой то же нравится, продолжила свои манипуляции, всё активнее наглаживая лобок девочки и запуская пальчики между её крепко сжатых ног.

Светка, нализывая Женьку, чувствовала, как рука Катьки настойчиво ласкает её тело, всё ближе и ближе подбираясь к заветному местечку. Но девичий страх, неопытность и предубеждения заставляли Светку держать свои ноги крепко сжатыми. В ней началась борьба праведного и пошлого. Одна её часть категорически отрицала и сопротивлялась нарастающему желанию, а вторая, требовала незамедлительных действий по удовлетворению похоти.

Я же, как сторонний наблюдатель, был вынужден смотреть за этой борьбой без активного участия, ожидая своей очереди. Надрачивая свой член, я хотел было уже кончить, забрызгав этот клубок женских тел своей спермой, но решил поберечь свою жидкость до обещанного момента, а потому сел на лавку и, расставил широко ноги, так, что бы мой яйца спокойно свисали вниз, а член торчал в боевой готовности, наблюдал за происходящим. Мне было очень любопытно, чем же закончится развернувшаяся на моих глазах игра превращения Светки в шлюху.

Светка уже настолько осмелела и освоилась, что приоткрыла глаза, нализывая щёлочку Женьки и случайно посмотрела в мою сторону, увидела мой вздыбленный член и висящий мешочек с яйцами. Теперь мой орган уже больше напоминал орудие их жеребца, хоть и был меньше размерами. Рассматривая мой член, Светка вдруг почувствовала как Катькины пальцы, протиснувшись через оборону её сомкнутых ног, прикоснулись через сомкнутые лепесточки к клитору. Прикосновение получилось коротким и случайным, но полученное при этом ощущение заставила девочку прогнуть спинку и слегка расслабить сжатые ноги.

Катька, которая заметила судорожное движение Светки, решила ещё раз прикоснуться к тому же месту и с удивлением обнаружила, что оборона сомкнутых ножек девочки, ослабла. Её пальчики уже более легко прошли к краю пещерки и ещё раз дотронулись до клитора. Светка снова почувствовала долгожданное прикосновение и в состоянии экстаза что-то крикнула, но её крик был заглушён влагалищем Женьки, которая приближалась к оргазму, активно начиная подмахивать своими бёдрами на лице девочки.

Светка, желая поскорее получить очередную порцию ласк, поддалась требованиям своей похотливой части сознания, и разомкнула ножки, положив одну рядом с другой. Её возбуждённая киска требовала незамедлительно распахнуть ноги как можно шире, открыв ласкам всю щёлку, но стыд и воспитание, позволили только разжать сведённые силой ноги.

Катька незамедлительно воспользовалась этим и, уже свободно запустила свою ладошку девочке на щёлку и начала поглаживать её, выискивая пальчиком место, где соединяются лепестки девичьего цветочка.

Я, что бы лучше видеть, пересел на противоположную лавку у входа, и смог наблюдать процесс покорения пещерки Светки, с лучшего ракурса. Катькин пальчик после нескольких движений, наконец, разъединил её лепесточки и погрузился в глубину цветочка. Светка, ощутив, что дверца её секретной комнатки приоткрыта, и пальчики Катьки вошли в неё, словно в гости, доставляя неописуемое удовольствие и разжигая ещё больше бушующий в ней огонь, решила, что прятать и защищать что-то от Катьки больше не имеет смысла и раздвинула свои ножки шире, согнув их в коленях.

Катька с удовлетворением наблюдала, как Светка в жажде её лас, раскрывает себя для неё. Она начала сначала медленно, а потом всё быстрее и быстрее двигать пальчиком в пещерке Светки, погружая пальчик в её лоно до самой целки, а потом, нащупав в ней отверстие, стала вводить пальчик глубже, чувствуя на нём обжимающее давление кольца целочки.

Светка, чувствовала как палец Катьки входит в её девственную щёлку и проникает в её недра, как касается и натягивает её гордость и ценность – целочку, и , как найдя дырочку, проникает в глубину её тела, растягивая маленькое отверстие в её защитной девственной плёнке. Эти ощущения сопровождались приятными болями и ещё более приятными чувствами нахождения во влагалище какого-то двигающегося предмета. Она так расслабилась и отдалась наслаждению, что, уже, не стесняясь, раздвинула свои ножки как можно шире, давая возможность Катьке более удобно натрахивать её пальчиком.

Пока Катька наглаживала Светку, Женька всё быстрее приближалась к своему первому лесбийскому оргазму, и уже не стесняясь и активно покрикивая, начала бешено и сильно двигать своим тазом на лице Светки, так, что нос девочки периодически погружался в горячую норку, а потом терзал клитор. Женька, выполнив ещё несколько резких движений тазом, вдруг сжалась и закричав от удовольствия начала кончать, изливая на лицо Светки ручьи своей жидкости. Испытав последнюю сладкую судорогу, Женька свалилась в сторону и развалилась на полу в сладкой неге.

На её место сразу же устремилась Катька, пещерка которой не меньше горела и желала ласки. Сдернув с себя плавки, она пристроила свою попку на лице Светки, продолжая наглаживать её письку. Светка, которая даже не успела вытереть со своего лица влажные выделения Женькиного влагалища, увидела пред собой уже новую, жаждущую ласки, киску. Находясь в сладком экстазе под воздействием ласк Катьки и алкоголя, Светка уже с готовностью принялась за дело. Так как девочки только что вышли из речки и, плавая как обычно подмылись, то присутствие колечка ануса Катьки прямо перед носом Светки, ничуть не смутило её, так как он противно не пах, а источал аромат речной воды.
Светка, получившая первый опыт с Женькой, уже более умело начала ласкать язычком пещерку Катьки, поглаживая её клитор, нализывая набухшие лепесточки и периодично запуская острый язычок во внутрь её, сочащегося соками, влагалища.

Катька, получая долгожданные ласки в своей пещерке, начала активно подмахивать своим тазом и опустив голову к девственной щёлке Светки, сама начала ласкать её язычком. От этих прикосновений тёплого и нежного язычка Светка застонала и прогнула спинку, расставив свои ножки как можно шире, что бы язычок Катьки свободно мог двигаться по её пещерке и доставать до целочки.

Женька, которая немного полежав, пришла в себя, приподнялась и посмотрела на меня и мой стоящий колом член, знаком показала, что бы я приступил к действию.
Я, стараясь не шуметь, встал между раздвинутых ног Светки и опустился на колени. Катька, на мгновение убравшая от киски Светки свою голову, вдруг увидела перед своим лицом мой дрожащий от нетерпения член и поняла, что настала пора настоящей мести. Она мстительно улыбнулась и, отклонившись назад, кончиками своих пальцев зацепила набухшие лепестки девственного цветочка Светки, развела их в стороны, открывая путь моему члену к её беззащитной целочке. В это же самое мгновение Женька, желая пресечь вероятное сопротивление со стороны Светки, схватила её за руки у запястий и прижала к полу.

Светка, которая была в сексуально-пьяном кураже, и активно занята вылизыванием киски Катьки, не заметила этих приготовлений, а лишь почувствовала, что вдруг ласки на её пещерке прекратились, а потом, что Катька раздвигает створки её девочки и открывает вход в её, полыхающее жаром, девственное лоно. Требуя незамедлительного продолжения ласк и погружения язычка до самой целочки, Светка начала призывно двигать попкой и покусывать клитор Катьки. От этих призывных движений тела девочки, от подставленной для моего члена блестящей от соков и натянутой пальчиками целочки, мой богатырь налился кровью и стал твёрже стали и горячее расплавленного металла. Я взял девочку за бёдра и поднёс моё оружие к приглашающе распахнутым дверцам мокренькой девичей пещерки.

Светка, вдруг почувствовала на своих ножках грубые прикосновения чужих рук, а затем, обжигающее касание чего-то твёрдого, большого и горячего у входа в свою сокровенную комнатку. Не понимая пьяным сознанием, что это может быть, она приподняла голову и увидела у своей щёлки направленный в неё мой вздыбленный и пульсирующий член. Светка сильно испугалась и начала вырываться, пытаясь вытащить своё тело из-под Катьки, а руки, из крепких оков Женьки: «Нет! Не надо! Только не это!» Её страх был на столько силён и желание сохранить девственность было настолько искренним, что эти эмоции придали ей силы, и трепыхаясь она почти уже смогла вырваться из плена. «Не надо! Нельзя! Нельзя! Мне нельзя! Меня дома проверяют каждый месяц у врача! Папа сразу узнает! Он убьёт меня! Я ещё маленькая!» - причитала Светка, пытаясь вырваться из цепких объятий, но её силы всё слабели, а её трепыхания, только ещё сильнее возбуждали меня. Вот ещё несколько судорожных движений и, у меня получается прислонить совою головку к раскрытой пальчиками Катьки целочке, попав вершиной головки члена, прямо в небольшую дырочку по её средине. Ухватив за бёдра, я расставил свои колени так, что бы как можно резче и глубже вогнать своё копьё в сопротивляющееся тело девочки.

Светка почувствовала, что в её обороне нашли брешь и что наглый агрессор уже упёрся в её целочку, нашёл в ней маленькое отверстие, давит, раздвигает, обжигает и заставляет сжиматься от страха, и её крик перешёл в плачущий шёпот: «Нет, нет, нет, нельзя, нельзя, нельзя, пожааалуйста!» Её жалостливый и просящий взгляд был направлен на меня, но это только ещё сильнее подстегнуло меня и я, резко и жёстко вонзил свой раскалённый сладким ожиданием член в сжимающуюся от страха девственную пещерку девочки.

Смоченная слюньками и влажная от соков, насыщенная кровью от возбуждения и благодаря натяжению пальчиков Катьки, целочка Светки лопнула легко и быстро, не затормозив движение моего жаждущего погружения органа.

Светка почувствовала, как мой горячий и очень твёрдый таран вошёл в неё, сметя на своём пути её девственность, и нагло ворвался в её святую пещерку. Не почувствовав особой боли, девочка подо мной продолжала смотреть на меня молящим взглядом и шептать: «Нет, нет, нет! Нельзя, нельзя!» Она словно не верила или не желала верить в случившееся, что её целка порвана и внутри у неё находится самый настоящий мужской член. «Меня нельзя трахать, меня папа убьёт!» - продолжала шептать со слезами Светка, чувствуя при этом, как внутри неё начинает активное движение мощный горячий поршень.

Я начал двигать своим членом сначала осторожно, а затем все быстрее и сильнее, вгоняя его на всю длину, вытаскивая на секунду охладиться и снова вгоняя по самые яйца. «Стой, стой, хватит, хватит!» - плакала Светка, толи от испуга, толи от предварительных ласк не чувствующая боли, а ощущающая в себе движения наглого мужского органа, который наслаждался её девственно чистым телом, и с каждым толчком погружался, всё глубже, стирая последние остатки её невинности и девичей чистоты.

«Остановись! Стой! Хватит! Я хочу остаться девочкой!» - ревела Светка: «Я не хочу таааак! Я не хочу сейчас!» Но грубые и настойчивые движения моего жаждущего извержения члена внутри её тела убедительно сказали, что неизбежное случилось и о детских розовых мечтах можно забыть. Её маленькое детское лоно, хранившее чистоту и невинность, тщательно оберегаемой от посторонних взглядов и прикосновений, было грубо использовано и изгажено, большим похотливым членом, насильно превращающим её в женщину.
Видимо поняв это, но решив для себя, что ещё есть шанс сохранить хоть какую-то девичью честь, Светка подумала, что если я выну сейчас свой член, то её целочка зарастёт и всё будет хорошо. Она умоляюще смотрела на меня и молила: «Хватит, всё хватит, вынимай!» Но я возбуждённый её криками, только ещё сильнее стал наяривать своим, пребывающим в восторге от обладания девственницей, членом, и для более глубокого и полного проникновения, закинул её ноги себе на плечи и со всей силы вогнал своё окровавленное копьё в сочащуюся соками и девственной кровью, пещерку.

«Ааааааа! Неееет!» - запричитала Светка, поняв, что её девственность безвозвратно уничтожена, и что первым её мужчиной, оказался я, невзрачный и простой городской парень. Я так сильно был возбуждён её криками, что почувствовал приближение оргазма и приготовился излить в пещерку девочки содержимое своих яиц. Светка почувствовала, как мой член сильно надавил на её матку, замер и начал сильно пульсировать, и что-то тёплое разливается внутри её тела. Я кончал бурно и долго, сказались предварительные ласки и недельное воздержание. Выплеснув последние капли, я с наслаждением вынул своё окровавленное оружие из тела девочки.

Светка, почувствовав, что я вышел из неё, а Женька с Катькой отпустила её, поняла, что мой гадкий член, только что вылил в неё сперму, и осознание окончательной испорченности и дефлорации накрыло её. Плача, она приподнялась и ладошкой прикоснулась к своей израненной пещерке, и, почувствовав на ней что-то влажное и липкое, захныкала, и медленно, с какой-то тайной надеждой подняла руку. С её ладошки на пол упали капельки моей спермы, перемешанные с её девственной кровью. Заревев ещё сильнее, девочка стала собирать выливающуюся из её щёлки жидкость и запихивать назад, думая, что так она сможет восстановить разрушенную целку. Поняв, что это бесполезно, девочка обречённо стала поглаживать свою, истерзанную моим безжалостным оружием, щёлочку, жалея её и мысленно прося прощения, за то, что не смогла уберечь её от похотливого мужского члена. Слёзы обиды и несправедливости текли по её лицу, а между раздвинутых ног, зияла красной раной, истекая девственной кровью, соками и спермой, развороченная моим поршнем, пещерка. Всё ещё не веря в случившуюся дефлорацию, Светка осторожно раздвинула набухшие лепесточки и запустила вовнутрь своего истерзанного влагалища пальчик, желая встретить, знакомое сопротивление её целочки. Но её пальчик, смоченный выделениями, легко погрузился в её горячее лоно, так и не почувствовав даже остатков целки. Когда-то узкий и очень маленький проход, сейчас был просто огромен, настолько яростно и активно отработал мой член. Светка, вынула пальчик из израненной дырочки и вслед за ним, на пол потёк ручеёк розовой жидкости, состоящий из моей спермы и её крови. Этот образ, сидящей с раздвинутыми ногами дефлорированной мной девочки, истекающей девственной кровью и спермой, жалеющей свою, уничтоженную моим членом девственность, запомнился мне на всю жизнь.

«Ну вот ты теперь такая же как и мы – бл.дь!» - отрезвила её Женька и засмеялась. Катька, которая наблюдала процесс дефлорации так сказать в первом ряду и не получившая удовлетворения с надеждой смотрела на мой увядающий член, и, видимо вспомнив про охранника Никиту, позвала его: «Никита! Вали сюда! Уже можно!». Светка, которая уже приняла данность, подумала, что Никиту зовут, что бы он трахал её и умоляющее посмотрела на Катьку, но та лишь отодвинув поруганную девочку в сторону с пледа, развалилась сама на спине и раздвинула ножки. Никита, войдя в сторожку, встал как вкопанный, обалдев, от увиденной картины. На полу лежали две девочки, одна вся в крови ниже животика, а вторая, призывно раздвинув ноги, на лавочке сидела третья красотка. «Никитос! Давай помоги Катюшке встать!» - с усмешкой сказала Женька, и Никита с готовность подошёл к Катьке и протянул руку. Но Катька, взяв его руку, сильно потянула её, и Никита упал. Катька впилась в его губы, а правой рукой залезла в шорты, выискивая его детородный орган. Никита, поняв, что его хотят употребить, не стал особо сопротивляться, а схватил Катьку за сиськи, стал накручивать соски. Катька, заохав от таких грубых ласк, наконец, нашла Никитин инструмент, и принялась его наглаживать, быстро доведя до состояния боевой готовности. Дождавшись, когда Никита начнёт своими бёдрами делать призывные толкающие движения, Катька, оттянув резинку его шорт оголила его жезл и направила его в свою полыхающую жаром пещерку. Член Никиты легко проскользнул в её тело и стал там интенсивно двигаться и буквально через минуту, доведённая до пика наслаждения Катька, кончила, скинув с себя Никиту. Никита, с возбуждённым и трепыхающимся членом стал взглядом искать, куда бы его поскорее воткнуть и, увидев знак Женьки, накинулся на бездвижно лежащую Светку. Понимая, что её только что оприходовали во влагалище и так же брезгуя смешивать свой член с моей спермой, Никита приподнял попку Светки и пристроил свой блестящий от Катькиной смазки член к анусу девочки.

К нашему удивлению, Светка даже не высказала ни какого сопротивления, а покорно расставила ножки и приготовилась принять Никитин член себе в попку. Под воздействием смазки и благодаря своему узкому размеру, его член легко вошёл в попку девочки и исчез в ней целиком. Светка не сопротивлялась лишь потому, что уже осознала к этому моменту, что её трахнули самым наглым образом, предварительно заставив сосать и лизать бабские письки. Прикосновение Никитиного члена к анусу было даже приятно, а его внедрение вообще даже доставило поруганной девочки какое-то наслаждение. Не чувствуя сильной боли и ощущая движение у себя в попке, девочка начала получать приятные ощущения от члена, лишающего девственности и её попку. Отдавшись им, на удивление быстро получила свой первый оргазм, начав активно двигать попкой, нанизывая себя на Никитин член, и теребить свой клитор, испустив из своей щёлки поток жидкости, и громко крикнув, Светка кончила, одновременно почувствовав, как Никита изливает в неё свою горячую сперму. Никита вытащил свой удовлетворённый член, который блестел от смазки и спермы, и из расширенного ануса девочки вытекла беловатая струйка жидкости и стекла в её распечатанную щелочку. Светка села на колени и из ануса и из её влагалища на пол закапали бело-розовые капельки. С трудом поднявшись, Светка пошатываясь вышла прямо нагишом на улицу и подойдя к краю пирса, прыгнула в воду, подняв тучу брызг.

Я тут же выбежал следом, подумав, что девочка хочет покончить с собой и утопиться, но выбежав на пирс, я увидел, что Светка просто подмывается, вымывая из своего тела оскверняющее её выделения мужских членов. Когда она закончила, я помог ей подняться на берег и под руку довёл до сторожки. Затем девочки оделись и отдали Светке её вещи. Светка попыталась идти сама, но её сильно качало, то ли от выпитого, то ли от пережитых процедур. Мы с Никитой взяли её под руки, и повели в деревню.

На следующее утро, я уже уезжал на первом автобусе из деревни, подгоняемый страхом линчевания и имея в запасе несколько сексуальных впечатлений на всю жизнь.


Просмотров: 44 359 Добавил: maxperlad Комментарии (0)
 
Поиграли порно рассказы, Поиграли порно истории, Поиграли эротические рассказы, Поиграли секс истории.

+ Добавить коментарий