29-07-2014, 22:02

Владислав. Часть 2

Я тянусь к резинке боксеров, пытаясь их стянуть, попутно спрашивая, где у Влада презервативы, или мне стоит принести свои из сумки.

Но все кончилось. Влад отпрянул от меня, почти оттолкнул, я упала назад на матрас и неудобно подогнула ногу.

— Ай!

— Что, тебе больно? Все хорошо? — обеспокоенно спрашивал меня Влад.

Мое возбуждение резко пропало, я еле сдерживала себя от злости.

«Да заеб... сь все!»

— Нет, Влад, не хорошо! Как ты помнишь, я твой босс и еще чья-то жена, и как ты, наверное, догадываешься, есть веская физиологическая причина, что я нахожусь сейчас здесь. Почему ты меня отталкиваешь? Что за игры? Я не требую от тебя ничего, кроме как доставить друг другу небольшое удовольствие!

Влад молчит.

Я начинаю кричать:

— Влад, я еще раз спрашиваю: ты хочешь со мной секса?

Нащупав в темноте его плечо (в доме напротив наконец-то легли спать), я трясу его.

Он убирает мою руку грубым движением:

— Да, разумеется, я хочу! Но я не хочу сделать тебе больно, отпусти меня.

Я немного взбадриваюсь.

— Влад, тебе нравится физическое насилие? Почему ты стесняешься своих желаний? Я ведь не похожа на непорочную юную девушку, у меня много было пикантного в жизни.

— Да не нравится мне насилие! Все, идите спать!

И он меня выталкивает из кухни в комнату, где я спала. Руки у него сильные, да и мне становится плевать: я достаточно хороша, чтобы не выпрашивать ни у кого секс.

Засыпаю я долго под утро, да и Влад ходит по кухне часа два после нашего несостоявшегося полового акта. Я перебрала в голове все варианты:

1 — у него есть какое-то ЗППП, но в таком случае, презерватив бы частично решил дело, значит, Влад испугался не этого;

2 — Влад испугался презерватива, но я была достаточно заведена, чтобы им не воспользоваться;

3 — Влад гомосексуалист, но это вообще бред бредовый;

И вспоминая фразу про боль, я решила, что Влад увлекается БДСМ, но очень этого стыдится.

Этот факт меня не очень радовал, все-таки представить себя в роли подчиняющейся я не могла. Но с другой стороны, встав на такую скользкую дорожку, нужно идти до конца.

И я заснула с мыслью, что нужно во всем разобраться.

Проснулась я от звонка мужа. Сонно сказала, что я в Плазе. Разговор сошел на то, что я дура.

Я согласилась и отключилась.

Прислушалась — шумел электро-чайник. Я оделась и вышла на кухню.

Владислав сидел на стуле и пил кофе. Взгляд был рассеянным.

Увидев его, я улыбнулась.

— Доброе утро.

— Доброе, будете кофе?

Влад старался не смотреть в мою сторону.

Меня от этого «вы» всю перевернуло. Просто не могу даже сказать, какой это плевок был в мое женское «я».

— Будете, — сказала я, делая акцент на том, что повторяю его слова.

Он поднял голову, посмотрел на меня как на чужую. Я вся сжалась — более сурового и прямого взгляда я не встречала.

— Влад, знаешь, я всегда строила свою жизнь, как того хотела. Поэтому, когда на меня смотрят таким взглядом, я смотрю в ответ, и могу смотреть бесконечно долго, так как чужие осуждающие мысли и мнения меня не волнуют.

Мы уставились друг другу в глаза. Я смотрела с вызовом, он, казалось, вообще без эмоций.

Потом отвел глаза.

— Я за вас рад, и мне пора на пробежку.

Он ушел в комнату, видимо, переодевался. Вышел в спортивном костюме, одел кроссовки.

— Если будете уходить, дверь просто захлопните.

Я видела из окна, как он побежал по аллее. Бежал он клево.

А мне было так дерьмово на душе, я так была раздосадована, что тут же позвонила в Плазу и заказала номер через четыре часа.

Я собрала свою волю в кулак и решила, что Влад доработает до конца, я не скажу ему ни слова, никаким действием ему не покажу своих эмоций да и вообще, идея с самого начала была провальная, я нарушила один из своих жизненных принципов — не спи с кем работаешь. Вот и поплатилась.

Но с другой стороны, замешивалась тут жалость — что-то не так было у Влада в отношении к женщинам. И разумеется, это ему мешало, а я как-то по своей самоуверенности мнила, что смогу ему открыть глаза.

Поэтому я не уехала сразу же, а мерила кухню шагами и считала плитки на потолке.

Он не ожидал, что я еще здесь.

Открыл дверь, тяжело дыша.

— Вы еще здесь?

Я спокойно и буднично сказала:

— Не волнуйтесь, я заказала номер, не буду вас напрягать. Спасибо за приют, часа через два отправлюсь, уже заказала такси.

Влад молча возился со шнурками. Он не предложил меня увезти, собственно, ничего удивительного. Я ушла на кухню, приставила стул к подоконнику и стала наблюдать, как во дворе суетятся ребята.

Не заметила, как он подошел сзади. И сказал таким нежным, сочувственным, понимающим голосом:

— Простите.

Я готова была разреветься, кинуться ему в объятия, сказать, что ничего лучше я не испытывала в своей жизни. Но, вжав ногти в ладонь и сделав себе больно, я ответила:

— Все будет как раньше. Не волнуйтесь, я владею собой.

Он стоял за моей спиной и его лицо отражалось в оконном стекле.

Влад ушел, включил воду, наполнялась ванна.

Я стояла, смотрела на детей, но не видела их.

Слезы удержать не удалось — я чувствовала, как сейчас зарыдаю навзрыд и стала зажимать себе рот рукой. Слезы быстро катились по лицу, подбородку и заползали в блузку, касаясь груди, напоминая о нежных мужских губах, которые дарили ей наслаждение.

Мир, который вчера был у моих ног, сегодня рухнул.

Зазвенел телефон.

— Здравствуйте, такси подъехало.

Я вспомнила тех мужчин, которых когда-то любила до потери пульса, и все равно мне приходилось с ними расставаться, первой. Ничего уже не было страшно, я могла пережить любое.

Захватив сумку, я вышла из квартиры и стала спускаться к такси. Оно уже стояло у подъезда, я подходила к машине, и вдруг вспомнила, что не захлопнула дверь, а Владислав в душе.

Тут позвонил муж.

— Когда поедешь домой, купи курицу, а то я есть хочу.

Господи, какая курица? Да меня уже тошнит от этих куриц, от этого всего бытового уклада, от носков, разбросанных разве что не на люстре...

— Але, девушка, ну вы едете?

— Нет, я не еду.

Таксист выматерился.

— Подождите, — я сунула ему четыреста рублей.

— О, ну как хотите, спасибо, — и он сдал назад.

Я сжала в руках сумочку и поднялась обратно. Дверь была нараспашку. Я закрыла ее, тихо расстегнула сапоги и прошла к душу. Перед душем я полностью разделась, сложила все свои вещи у порога. Открыла дверь, она не скрипела. Шторка была задернута и лилась вода. Я сообразила, с какой стороны Влад мог там развернуться, и приоткрыла занавеску.

Влад стоял лицом ко мне под струями душа, глаза его были закрыты. Вода свободно и красиво стекала по его телу вниз. Я перевела глаза чуть ниже пояса, меня немного потрясывало, увидела гладко выбритый лобок и опешила...

У него был громадный член. Просто нереальных размеров, толстый и длинный, я бы поспорила, что таких не существует в природе, но вот он был передо мной, в слегка приподнятом состоянии, и являлся неотъемлемой частью такого желанного мной мужчины.

— Влад, — тихо прошептала я, и отодвинула шторку.

Влад открыл глаза и на его лице сменилось сразу несколько эмоций: восхищение, он видел меня впервые при свете голой, удивление, и, наконец, злость.

— Какого хрена ты здесь делаешь? — закричал он.

Он со всей силы дернул переключатель душа вниз, поток воды закончился, но переключатель отломался и упал на фаянс ванны.

Влад попытался схватить полотенце, висящее позади меня, но я не хотела, чтобы он прикрывался, и задержала его руку, постоянно повторяя его имя.

Сначала мне показалось, что сейчас мой любовник ударит меня, но поняв, что я не дам ему полотенце, он облокотился о стенку ванной и тяжело дышал.

— Влад, — сказала ...

я нежно, — у тебя огромный член.

И осторожно дотронулась до его руки.

В его глазах заблестели слезы, я была абсолютно потеряна от жалости и вообще всего, что происходит сейчас.

— Я знаю. Поэтому я хочу, чтобы ты ушла. Тебе будет больно. Ты такая хрупкая и нежная, как я могу себе позволить причинить тебе боль вместо того, чтобы доставить удовольствие?

— Владик, милый, ты же мужчина, не плачь, соберись. У тебя же был секс с другими девушками, да?

Парень пришел в себя. От того, что я рядом голая, его член начал подниматься еще выше, и стал еще больше увеличиваться в размерах.

Со стороны, наверное, выглядело тогда все забавно — половой гигант и его несостоявшаяся любовница, голые, в душе выясняют отношения. А внутренне мне предстояло убедить самца-доминанта, что между ног у него сокровище, и сделать это так, чтобы не сделать ему еще хуже.

— Был.

— Что они говорили?

— Что они могли сказать, как дело доходило до секса, я старался себя сдерживать, но не всегда удавалось. Тогда они кричали от боли, и я не мог долго продолжать. Все заканчивалось на полпути.

— Давай ты выйдешь из душа и мы поговорим? — предложила я.

Он кивнул. Я ждала, пока он вылезет из ванны. Когда он вылазил и разворачивался в узкой ванной, его член коснулся моих бедер.

Я мгновенно забыла, что сейчас Влад не Влад, а маленький испуганный мальчик с проблемами в половом воспитании, и мне захотелось сразу перейти к делу, показать Владу, что те девушки кричали не от боли, но я себя пересилила, ведь мой желанный опять бы закрылся.

Пока мы шли в комнату, у меня навязчиво крутились в голове всякие мысли. Так, я думала о том, как многие мужчины, не обладая и половиной размера, который в штанах у Влада, не задумывались вообще, боль они доставляют или удовольствие своим партнершам.

А Владик, такой потрясающий и нежный любовник, боялся заводить отношения с женщинами! Это было несправедливо, по меньшей мере. Меня захлестнула волна нежности и преклонения перед Владом.

Мы легли на диван. Я стала очень тихо пересказывать Владиславу свои познания из личной жизни и из курсов гинекологии из университета ФК. После каждого вывода я спрашивала его согласия с моими словами, и общими усилиями мы пришли к выводу, что возбужденная и заведенная женщина примет член любого размера.

— Ты ведь не можешь точно сказать, от боли они кричали или просто от проникновения? Многие женщины кричат во время секса, это нормально.

Влад кивнул. Пока я изображала из себя знатока женского влагалища, я изрядно возбудилась.

Повернулась к Владу и поцеловала сосок на груди. Сосок сморщился.

— Еще, — попросил Влад.

Я поцеловала другой сосок, но так мне было неудобно, и я, наблюдая за лицом Влада, забралась на него сверху. Член согнулся подо мной и мне было невыносимо приятно ощущать его у себя между ног.

Влад притянул меня к себе и стал целовать, властно и страстно, как в тот раз. Его член напрягался подо мной, пульсировал, я водила руками по груди моего красавца, Владик застонал, пытаясь достать языком до моей глотки, мне на мгновение стало очень больно, но потом вдруг нежно стал ласкать мой язык своим, а руками гладить мне спину.

Мы перевернулись, и теперь я оказалась под Владом. Тот стал нежно покусывать мой живот, продвигаясь все ниже, к той границе, где у меня обычно начинают расти волосы, если я их не сбриваю.

Я вся загорелась и потеряла контроль над собой. Влад делал мне куни, как-то иначе, чем делают это обычно мужчины, и привел мое влагалище к состоянию абсолютной готовности.

Член Влада давит мне на живот уже так сильно, что я прошу Влада скорее войти.

— Мы будем пользоваться презервативами?

Я отвечаю ему:

— У меня в сумочке в крайнем правом кармашке.

Влад смеется.

— Мне они не налезут, у меня свои.

Он уходит и очень быстро возвращается. Осторожно придвигает меня к краю кровати и становится сзади.

Сначала он меня дразнит, я чувствую, как член трется об мои бедра, пытается будто проскользнуть внутрь, Влад тем временем держит руки на моей груди и очень тщательно разминает ее.

Потом опускается на колени и касается языком моих бедер, язык следует к влагалищу, заставляя меня вздыхать и расслабляться. Молодой человек покусывает мои бедра, играет половыми губками.

— Влад, мне кажется, я сейчас кончу... — начала я.

И только я хотела его попросить о том, о чем обычно просила, как он одним рывком вошел в меня. Я сначала не поняла это, но потом, когда он начал двигаться, я закричала. У меня было ощущение, что я героиня аниме, которая попала в лапы к монстру с огромным фаллосом и он всю пронзает меня насквозь.

Влад затормозил, но я попросила его не останавливаться, поймала его руки на моей груди и переместила их на поясницу, чтобы ему было легче управлять.

Мужчина взял меня за талию и стал двигать ею взад-вперед, насаживая меня на своего гиганта. Член заполнил все мое влагалище, коснулся всех эрогенных точек, и я кончила, громко охая и сжимаясь вся в комочек. Красавца у себя в норке я сжала так сильно, что Влад часто задышал, его член пару раз дрогнул во мне и он тоже кончил.

Мужчина перебрался на пол и лег у моих ног. Иногда он ловил меня за пальцы и делал вид, что их откусывает. Мы смеялись, болтали о всяком.

— Первый раз я понял, что у меня большой член, на приеме у уролога, нас водили в 11м классе всей школой на медкомиссию. Я захожу к урологу, раздеваюсь, он смотрит на мой член и говорит: «Ну них... я себе». Я смутился, испугался, а он мне: «Да у вас, молодой человек, член, какого и у сорокалетнего мужика не бывает». Взял со стола линейку, замерил.

— Сколько было? — спросила я.

— Тогда 18. Потом на медкомиссии в армии меня медсестра осматривала. Я стою, а она такая симпатичная, брюнеточка, поворачивается ко мне и ты бы видела ее глаза.

От милых разговоров о размерах нас отвлек телефон. Звонил муж.

Я говорила с ним на кухне.

— Когда будешь дома?

— Завтра вечером, а что?

— Хотел поговорить с кем-нибудь.

— О чем?

— О проблемах.

— У тебя есть проблемы, ну надо же! Так они наверное из пальца высосаны, как и мои?

Муж молчал. Ему было стыдно. Последние полгода ему стало на меня плевать, чисто психически плевать. Мирил нас только секс, но я и от него стала уставать. А когда я обращалась к нему за советом, или помощью, он всегда говорил:

— Ты сама заварила этот бизнес, сама и расхлебывай. И вообще твои проблемы высосаны из пальца.

Только я положила трубку, позвонили из автоцентра.

— Алёна Александровна, ваша машина в исправности, можете приезжать. Доплатить нужно будет еще сорок две тысячи.

Я как-то даже забыла о Владиславе. Ситуация была печальная — если завтра я заберу машину, мне нужно будет невероятно вложиться в то, чтобы продажи этой весной не упали, ведь все эти деньги — товар, который, возможно, будет реализован с большой прибылью.

Почему-то вспомнился последний секс с мужем. Я домогалась его полчаса, он снял штаны и посадил меня сверху. Прошло 15 минут. Секс кончился.

А я просто ненавидела эту чертову позу сверху, я любила все, что угодно, но не позу «Ж сверху». Я ненавидела отсутствие минета, который считался моим мужем за пошлость, вообще, все, что связано с ним, я вдруг возненавидела.

Поток моих мыслей нарушил Владислав.

— Ты загрустила?

— Есть немного.

Я посмотрела на часы. Мне пора было на совещание с моим бухгалтером.

Напоследок я сделала Владу минет. Мне было это безумно приятно делать. Член был загорелый, кожа очень нежная и никаких волосков. И знаете, он был просто приятным на вкус, а его большая площадь рождала еще большее желание облизать его полностью и погрузить себе в рот.

Не знаю, смогу ли я когда-нибудь еще кому-то делать минет и думать:

«О боже, какой красивый член!»

Через час я сидела со ...

своим бухгалтером в офисе и мы обсуждали заработную плату.

— Владиславу я сама посчитаю зарплату.

Мы сводили итоги и считали до вечера. Владиславу я везде поставила двойную норму часов.

Когда бухгалтер взяла расчетку в руки, у нее глаза поползли на лоб.

— Алена Сановна, вы тут правильно все посчитали?

— Разумеется.

— Но это же больше вашей зарплаты за два месяца! За что?

Я наклонилась к бухгалтеру, подмигнула и сказала:

— Он работал еще и ночью, в моей постели.

Вера Александровна засмеялась.

— Вот умеете вы вот этот вот юмор ниже пояса! Ну надо же, вы и Владик, ха-ха, да он же ребенок.

«Мда, — подумалось мне, — знала бы ты, как этот ребенок меня сейчас нагибал».

— Завтра вызовете Влада в офис и рассчитайте. Остальным сотрудникам индексируйте на 1.5 зарплату.

— Вы чего, Алёна Сановна, решили обанкротиться?

Я смотрела на своего бухгалтера, почти родного мне человека, который уже много времени прикрывала мой бизнес со всех сторон...

— Вера Александровна, нас всех ждут большие перемены.

Выйдя из офиса, я поехала за машиной. Отдала деньги. Солярис был как новенький.

Я села в салон, похлопала его по рулю и сказала:

— Вовремя ты, мальчик мой, сломался!

Я поехала домой, по пути любуясь закатом. Припарковалась у набережной и пошла по твердой замерзшей грязи к Волге.

И вот тут мне пришлось остаться наедине с собой и решить за себя и свою совесть, как жить дальше. Река, широко раскинувшаяся на все Поволжье, вынуждала меня к этому своей величественностью.

И хотя это далось мне нелегко, рубить с плеча всегда проще, чем восстанавливать разрушенные замки.

В дороге я звонила своему главному конкуренту на рынке.

— Привет, Сергей Иваныч.

— Привет, привет, Алёнушка. Как ты?

— Сергей Иванович, вы помните, как-то вы мне сказали, что купили бы за полтора лимончиков мой бизнес?

— Конечно, и за два купил бы, если ты будешь к нему в придачу.

Вот старый хрыч!

— Так вот, продам за миллион и двести штук, если оставите всех моих сотрудников на местах, а также на подработку моего нового водителя.

На том конце раздалось оханье.

— Ты чем заняться-то собралась?

— Я-детьми.

— А, Андрюха уговорил?

— Нет, с Андрюхой мы разводимся.

— Елки, как все интересно! Так что за дети?

— Ну я как бы тренер по образованию.

— Господи, шило на мыло, что за фигня?! Завтра во сколько?

— Вечером приезжайте. Ночевать буду в офисе.

— Аленочка, деточка, а тебе муж новый не нужен?

— Да нафиг мне никто уже не нужен.

После этой фразы Сергей Иваныч перестал заигрывать, обговорили детали, и он положил трубку.

Дома было тихо. Муж сидел за ноутбуком. Как всегда. В раковине лежала немытая посуда.

— Надо поговорить.

— Мы же вроде как не интересуемся проблемами друг друга, — проговорил Андрей, психуя.

— Андрей, я продаю свой бизнес и уезжаю на море, отдохнуть.

— Не понял...

Андрей встал, принялся ходить по комнате.

— То есть ты со мной даже не посоветовалась и продаешь все, на что угрохала десять лет жизни? И меня на море ты не зовешь, да, как же, я буду ныть, мешать тебе юбкой крутить.

— Это еще не все. Мы разводимся.

Андрей весь побагровел.

— Ты че творишь, ты совсем дура что ли? Какой развод? Семь лет брака коту под хвост?

Я не реагировала, продолжала спокойно стоять в одной позе.

— Алёна, алё, ты адекватная вообще или под кайфом?

Я знала, что он хочет вывести меня на слезы, а его намеки на наркоманию — следствие того, что я курила сигареты год, и я бросила, что интересно, но с тех пор я стала для мужа наркоманкой, ну и алкоголичкой, полный комплект, короче.

— Я адекватная. И вообще, я тебе изменила.

Андрей замолк. Он был шокирован. Аж сел на диванчик.

— С кем?

— С Владиславом, моим водителем.

— Чтооо? С этим сопляком? Ты, слышь, милая, ты ему в матери годишься!

— Ну и сука ты, Андрюша. Ведь я его старше всего на десять лет.

— Да сама ты сука, блядь, как ты так могла со мной поступить? И че, хорошо он тебя трахал?

Тут я улыбнулась, чисто непроизвольно, ну не могла я удержаться от приятных воспоминаний!

Дальше Андрей заплакал. А я ходила по квартире, собирала вещи.

И знала, что надо все рушить, рушить эту рутину. Пока есть решимость.

На следующий день в девять вечера из офиса уехал Сергей Иваныч. Мой бизнес был почти продан.

И тут позвонил Владик.

— Здравствуй.

— Здравствуй, Влад.

— А что ты делаешь?

— Сижу на своем диванчике в офисе и жду, чтобы ты приехал, сделал мне хорошо.

— Ну жди, я еду.

Я и правда сидела на диване, укутавшись пледом и любовалась видом на реку из нашего офиса.

Снизу позвонила охрана.

— Алёна Александровна, там как бы ваш водитель приехал. Его пускать?

— Да.

Охранник хмыкнул. Он уже давно знал, что между нами шашни, но к счастью, его это мало волновало.

Когда Влад вошел, я ахнула от неожиданности. В руках у него был огромный букет ромашек.

Когда он отдал их мне, я увидела на нем белый свитер мягкой вязки, который подчеркивал все детали его фигуры и оттенял загорелую кожу.

— Ты опять ходишь почти голый?

— Я весь горячий, иди ко мне!

И Влад тут же стал стаскивать с себя свитер, обнимая меня и лаская руками. Мы присели на диван. От моего экс-водителя вкусно пахло мылом и табаком, руки были горячие, как никогда.

Мне захотелось освежиться, я подошла к окну и открыла одну из створок.

Мужчина последовал за мной. Он плотно прижал меня к подоконнику и стал спускать вниз колготки с трусиками. Угадав его желание, я прилегла на холодный пластик, оставляя свои бедра открытыми. Влад провел пальцем по моей промежности, и, поняв, что я уже вся смазанная, полез в карман за резинкой.

— Не надо, не надевай.

— Ты уверена?

— Даа, — простонала я.

Член без труда проскользнул в меня, и это было великолепно. Нечто упругое и горячее так нежно погружалось и выходило из меня, что я только тихонько ахала, у меня не было сил ни на что, все мое психическое внимание, вся моя нервная система переключились на низ живота, где двигался мужской орган. Мы стали одним целым с моим любовником, а в голове крутились мысли:

«Боже, это так хорошо! Пусть это не прекращается, пусть Влад делает со мной все, что хочет! Боже, как хорошо!».

Если бы Влад не поддерживал меня, я, наверное, упала бы на пол. Тем более во время моего оргазма, когда мои ноги сковала судорога и Влад не мог во мне двигаться пару минут, когда его сжало мышцами.

Со временем, счет которого я потеряла, движения члена во мне стали быстрее и жестче. Я стала очень громко стонать, и пальцы Влада проникли в мой рот.

Я стала их облизывать, покусывать, Влад застонал, тут же вышел из меня и прошептал:

— Возьми его в ротик.

Я опустилась на колени, посматривая на Влада и улыбаясь. Сначала я поиграла с членом, гладя пальцами и немного касаясь языком. Потом стала обследовать уздечку, и решительным движением взяла гиганта в рот целиком. Быстро двигая головой, стараясь не обнажать зубы, я брала его раз за разом все глубже.

Хозяин игрушки стоял, закрыв глаза, порою издавал низкие стоны. Руки держали крепко мою голову (можно подумать, я стала бы сопротивляться!).

Когда Влад стал близок к финишу, он вытащил член из моего рта и мы оба, руками, стали приближать оргазм. Член был направлен прямо на мое лицо.

В детстве я часто на спор делала всякие гадости — ела мыло, глотала чернила. Точнее, все дети, с которыми я спорила, были в этом уверены. На самом же деле я научилась нехитрым манипуляциям с предметами и водила всех за нос.

Во взрослой жизни мне это очень пригодилось, когда я поняла, что мужчин неимоверно заводит поглощение их спермы внутрь. По вкусу она мне не очень — какая-то подозрительная, соленая, вязкая. (Эротические рассказы) Меня бы не стошнило, если бы я реально ее глотала, но лишний раз напрягать свои вкусовые рецепторы я не была готова. Для любовников, не изощренных в раскрытии фокусов, я была просто секс-машиной...

С Владом я не стала фокусничать. Когда сперма стала бить струей мне в грудь, попадая на подбородок, на губы, на шею, я всю ее слизывала, перенося на пальцы и погружая их в рот.

Потом стала старательно слизывать сперму с члена, и Влад кончил еще одной порцией прямо мне в рот. Я послушно все проглотила. Тем более, что вкус у того, что попало мне в рот, был очень сбалансированным.

За ту прощальную ночь мы занимались сексом еще несколько раз, меняя позы, ласки, степень нежности/грубости. Оргазм приходил ко мне неизменно каждый раз, когда Влад был внутри меня.

Под утро Влад, уезжая, спросил:

— Мы еще встретимся?

— Может быть, — ответила я.

Хотя знала, что нет.

Сидя в самолете, доставлявшем меня в Будву, к морю, я посматривала на сидящих в салоне мужчин, сравнивая их с Владом, но находила, что все они и наполовину не так хороши, как он.

Хотя был среди них один мужчина...

Но, это уже совсем другая история!

Автор рассказа: А.Герц

Рассказ взят с сайта: sexytales.org


Просмотров: 338 Добавил: dizaur Комментарии (0)
 
Владислав. Часть 2 порно рассказы, Владислав. Часть 2 порно истории, Владислав. Часть 2 эротические рассказы, Владислав. Часть 2 секс истории.

+ Добавить коментарий