19-07-2014, 10:02

Как опускают шлюх

Мы долго переписывались на сайте на тему бдсм, а потом договорились встретиться и воплотить наши фантазии в жизнь.

Я должна была прийти в платье без трусов и бюстгальтера. Когда я шла по улице, мне казалось, что все прохожие смотрят на меня с осуждением.

Встречались мы с ним на дороге. Номер машины мне сообщили. Я шла вдоль дороги, ощущая себя проституткой, и вглядывалась в номера машин. Между ног предательски мокрело. Влага стекала вниз, и ляжки начинали тереться друг о друга, прилипая. Парни, курившие у дороги, с интересом наблюдали за девушкой, которая медленно идет вдоль ряда машин, всматриваясь в номера. Я понимала, что под платьем не видно — есть ли на мне трусики, но соски выдавали меня, выпирая из-под ткани. И от взглядов парней на них я покраснела. Посмотрела на часы: еще 10 минут до назначенного времени. Наверное, мой Хозяин еще не приехал. И тут увидела нужный номер! Меня как током ударило! Оказывается, он давно тут... Сидит и смотрит в зеркала, наблюдает за мной, как я тут хожу, как последняя блядь... Как стыдно...

Я подошла к его машине. Согласно указаниям, я должна была молча открыть заднюю дверь, задрать платье, чтоб оголилась попка, и сесть по центру, широко раздвинув ноги. Только после этого разрешалось посмотреть на водителя и поздороваться. Мало того, что я не знала, как выглядит мой Хозяин, так вдобавок я все время думала о том, что вот сейчас я задеру платье, и парни, которые пялились на меня, увидят мою голую попку, как я сажусь в машину — и сразу поймут, кто я. Было очень стыдно и страшно, но ослушаться Хозяина — еще страшнее.

Поэтому я наплевала на парней, задрала платье до пояса и села в машину, широко расставив ноги, очень надеясь, что не села по ошибке в чужую машину...

Подняла глаза на мужчину за рулем и поздоровалась: «Здравствуйте, хозяин. Ваша шлюха готова». Мужчина обернулся, похлопал меня своей здоровенной рукой по ноге, раздвинул мои ноги еще шире и, без церемоний, вместо «Привет», засунул 2 пальца в мою текущую пизденку. «Уже потекла сука? — Сказал он. — Отлично! Какая ты похотливая дрянь!» Он раскрыл пальцы пошире в моем влагалище, а потом покрутил ими из стороны в сторону. Это заставило меня ойкнуть и выгнуться ему навстречу. «Терпи, ссука, мы еще даже не начали», — сказал он. Вынул измазанные моими соками пальцы из моей текущей киски и затолкал их мне в рот: «Соси, шлюха!» Я послушно обсосала его измазанные пальцы. А он начал толкать мне их в рот всё глубже, добавил к ним еще — засунул ладонь мне в рот: «Ну-ка, посмотрим, какая у суки пасть... Глубокая? Хорошо глотает?» — Бормотал он под нос, не обращая внимания на то, что я стала задыхаться, мои глаза наполнились слезами и начались рвотные рефлексы. Нельзя сказать, что он этого не заметил. Наоборот — его это явно забавляло. Потому он пихал и пихал свою огромную ладонь мне в горло, заставляя меня кашлять и дрожать. Наконец, он наигрался с моим ртом, вытащил руку из моего рта, обтер ее об мои голые ноги, и мы поехали в гостиницу.

Как только мы зашли в номер, Хозяин с порога отвесил мне жесткую пощечину: «Ах ты сука! Ты почему до сих пор не разделась! Догола и на колени! Быстро!»

Я пискнула: «Да, Хозяин!» Быстро разделась догола и встала на колени.

Хозяин пнул меня в попку: «Поползла в центр комнаты!»

Я проворно поползла по-собачьи в центр комнаты и встала там на колени. Хозяин подошел и начал хлестать меня по щекам. Я не понимала — за что? А может, просто так, ради его удовольствия? Отхлестав, он объяснил — за что: «Шире ноги надо раздвигать, тварь!» И пнул меня по ногам, раздвигая их. Я послушно раздвинула коленки. Еще пинок: «Еще шире!» Я раздвинула так широко, что еле могла устоять в таком положении. «Вот так! И чтоб сразу так вставала!»

После этого он снова начал хлестать меня по щекам. Нельзя сказать, что это были игровые пощечины. Это было по-настоящему больно. От каждой пощечины голова улетала в сторону. А он всё хлестал и хлестал. Он ударил меня, наверное, раз 10. Потом остановился и объяснил, за что: «Руки кто разрешал опускать! У шлюхи руки всегда должны быть за спиной!»

Я исправилась.

Тогда он достал из сумки зажимы. К зажимам были прикреплены колокольчики и грузики. Он закрепил зажимы на моих сосках, половых губках и клиторе. Во время процедуры я поскуливала от боли. Особенно больно было соскам. От боли я начала дрожать мелкой дрожью. От этого грузики на зажимах начали раскачиваться, еще сильнее причиняя мне боль. Колокольчики позвякивали. Я стояла на коленях с руками за спиной, широко раздвинутыми ногами, зажимами на сосках и пизденке, позванивала колокольчиками и подвывала от боли, кусая губы. А Хозяин стоял надо мной и, довольный, любовался этой картиной.

Постепенно я начала привыкать к боли от зажимов. Перестала скулить и встала ровно, ожидая дальнейших приказов. Хозяину показалось, что шлюха расслабилась, и он резко шлепнул меня по пизденке ладонью! Какая боль! Он задел зажимы и у меня все внутри взорвалось от боли. Я вскрикнула! Хозяин довольно ухмыльнулся и начал шлепать меня по половым губкам, специально попадая по зажимам. Я стонала и дергалась от каждого удара.

Потом он перешел к груди. Взял грузики на сосках и начал их теребить. Тянуть в разные стороны. подбрасывать... Боль была просто ужасная! Я скулила и умоляла его остановиться. Но он еще не наигрался со мной, шлепал по груди — то слабо, то наотмашь! Когда ему надоело, он отошел в сторонку, а я перевела дыхание. Меня била мелкая дрожь. Колени тряслись. Стоять в этой позе было уже почти невозможно. Ноги норовили разъехаться. Я успела только несколько секунд перевести дух, как увидела, что он уже идет ко мне с кожаной плеткой в руках. Он начал хлестать мои сосочки и киску, намеренно попадая по зажимам. И хотя он бил несильно, я готова была кричать от боли. Но стены в отеле обладали отличной звукопроницаемостью, поэтому приходилось изо всех сил закусывать губы, чтоб не закричать. Я почувствовала, как по щекам у меня потекли слезы. А моя пизденка, несмотря на всё то, что он со мной вытворял, текла, как у последней сучки.

Когда порка закончилась, Хозяин плюнул мне на лицо и приказал: «Ползи, блядь, и принеси мне сигареты, пепельницу и зажигалку!» Я встала на четвереньки и поползла в дальний угол комнаты. Грузики на сосках и половых губах при этом бились о мое тело, и я морщилась от боли. Я подползла на четвереньках к Хозяину, отдала ему принадлежности для курения. Он похвалил: «Послушная, сука!» И в награду плюнул мне в лицо еще раз и дал сильную пощечину. Потом приказал: «На колени! Открой рот, тварь! Высунь язык!» Я послушно выполнила приказ. Так и стояла перед ним, как собачонка — на коленях, ноги широко разведены, на сосках, половых губах и клиторе болтаются зажимы с грузом, на лице подсыхают плевки, рот широко открыт, язык вывален... Неожиданно мне снова прилетела сильная пощечина: «Шире, мразь, рот свой поганый открывай! Будешь моей пепельницей!» Я задрожала от этих слов. Как унизительно... А он запустил свою огромную руку мне в рот, надавил на нижнюю челюсть, раскрывая по максимуму: «Вот таак!» Потом он еще немного поразвлекался, засовывая мне пальцы в рот и заставляя давиться рвотными спазмами. Наконец, ему это надоело, и он закурил. Я сидела, высунув язык, и он стряхивал весь пепел прямо мне в рот. Это было безумно унизительно — чувствовать себя никем, просто вещью, которую используют для бытовых нужд. Это было так грязно, так унизительно и вместе с тем — так возбуждало...

Я сидела, мой рот постепенно наполнялся пеплом, во рту стоял отвратительный привкус. Я не глотала. Старалась не дышать глубоко, чтоб не вдохнуть пепел. Докурив, Хозяин потушил сигарету о попельницу, а потом вдруг плюнул мне в рот: «Глотай, тварь!» Я не хотела этого делать. Мне было очень противно — глотать пепел вперемешку с чужой слюной. Но я подчинилась. Проглотила эту гадость. И поняла, что меня сегодня опускают по-полной. Я — просто конченная шлюха.

В это время Хозяин встал, схватил меня резко ...

за волосы и швырнул на пол. Я упала, подстраховавшись руками. Не успела я поднять голову от пола, как он встал на мое лицо ногой и сильно вдавил его в пол: «Лежать, сука! Место!» Я замерла в этой позе, придавленная его ногой: зад оттопырен вверх, лицо вжато в пол. Нос болел от давления. Он реально расплющивал мое лицо по полу. И мне это почему-то нравилось. Хозяин убрал ногу с головы, но я не посмела сменить позу — так и стояла, замерев, как послушная сука. Услышала звяканье. Неужели еще зажимы? У меня и от этих-то всё ноет! Потом увидела, что он несет кожаные наручники с шипами. Хозяин снова вдавил мое лицо ногой в пол и скомандовал: «Руки за спину, сука!» Я подчинилась, уже догадываясь, что меня ждет. Хозяин туго стянул мои руки у меня за спиной кожаными наручниками. Шипы упирались мне в спину. Резко дернул за цепочку, прикрепленную к наручникам: «Встать!» Я застонала! — сведенные за спиной руки резко потянули меня вверх, было больно. Я быстро встала на ноги с колен, чтоб прекратить эту боль, а он заломил мне руки, натянув цепочку вверх, это заставило меня согнуться раком, чтоб хоть как-то уменьшить боль. И вот так, раком, с задранными вверх за спиной руками он начал водить меня по комнате. Потом схватил за волосы и резко бросил на кровать! Резко потянул за цепочку, заставляя поднять руки выше, загнуться раком и снова встать! Надавил на голову, ставя на колени, заставил ползти за ним на коленях с задранными за спиной руками. Потом толкнул в спину, чтоб упала на живот. Руками я подстраховаться уже не могла, потому тяжело рухнула на пол, успев только отвернуть голову, чтоб не удариться о пол лицом. При этом больно ударилась грудью с зажимами на сосках. Я заплакала от боли и унижения. А он схватил меня за волосы и больно потянул назад, вверх: «На колени, сука!» Я еле сумела снова подняться на колени из этого положения. В эти минуты я поняла — каково это, чувствовать себя полностью беспомощной, бесправной, полностью зависеть от воли Хозяина, от его настроения и желаний... И я поняла, что мне это нравится. Нравится быть сукой, вещью, бесправной и униженной... Так он играл со мной, как кошка с мышью, еще какое-то время. Потом ему наскучило.

Он потянул меня за волосы и заставил встать на колени. Расстегнул джинсы и вытащил из трусов свой член. Тот давно уже стоял. «Лижи, мразь!» Я с готовностью бросилась вылизывать его член. Хозяин стянул джинсы с трусами, лег на кровать, раздвинув ноги, и подтянул меня к себе: «Вылижи мои яйца до блеска, сука!» Я тут же начала тщательно вылизывать его яйца. Я их лизала, сосала, толкала себе в рот, елозила по ним язычком, губками и всем лицом. В общем, делала всё, лишь бы доставить Хозяину удовольствие, надеясь, что тогда он подобреет и будет меньше меня мучить. Соски уже адски болели от зажимов. А вот половые губки и клитор перестали их чувствовать. Руки онемели, стянутые за спиной. А я старательно вылизывала хозяйские волосатые потные яйца. Тут он поднял ноги: «А теперь вылизывай мой зад, шалава! Старайся!»

Оо божеее! Передо моими глазами очутился его анус. И мне надо его лизать... Как мерзко, как противно, как унизительно! И как заводит! Я осторожно коснулась его язычком. Тут же Хозяин запустил руку мне в волосы и сильно вдавил мое лицо в свою задницу: «Сильнее, блядина! Лижи его! Засунь язык внутрь!» Мое лицо было буквально вдавлено в его зад, я открыла рот, чтоб хоть как-то вдохнуть воздуха, и засунула язык ему в анальное отверстие. Я начала вылизывать его, двигая языком то туда-сюда, то по кругу, а Хозяин только всё сильнее прижимал меня к своей заднице. Вдруг он схватил меня за волосы, поднял с колен и бросил на кровать лицом вверх. Быстро сел на мое лицо задом и приказал: «Лижи лучше, блядь!» Теперь он просто сидел своим тяжелым волосатым задом прямо на моем лице, придавив меня своим весом. Мои руки, сведенные за спиной, ломило от боли. Приходилось изгибаться, чтоб хоть как-то уменьшить давление на них. Он раздвинул ягодицы руками и поудобней устроился на моем лице. Я поняла, что сейчас просто задохнусь. Немного повернула голову, чтоб в ложбинку между его ягодицами могла втянуть хоть немного воздуха, и начала старательно вылизывать его анальное отверстие. Воздух поступал в мой рот только пройдя через ягодицы моего Хозяина. Его анус сжимался и разжимался от моих стараний. И чем лучше я вылизывала, чем глубже проникала язычком, тем больше ему нравилось и тем сильнее он вдавливал мое лицо в свой зад, стараясь усилить ощущения. Я подумала, что, наверное, надо наоборот поменьше стараться. Тогда ему разонравится, и он меня отпустит. Я уменьшила давление своего язычка внутри его ануса, но он тут же это почувствовал, сказал: «Ни хера не стараешься, шлюха!», дотянулся до плетки и начал хлестать меня по лобку, задевая зажимы на клиторе и половых губах. Я завыла от боли. Прямо ему в зад. Похоже, Хозяина это только еще сильней возбудило. И он начал нахлестывать мою бедную пизденку, приговаривая: «Давай, ссука! Давай! Вылизывай его! Глубже! Соси его!!! Давай, мразь, старайся!» Я лизала, сосала, толкала язык, крутила им, у меня уже болели мышцы во рту, но я не останавливалась. От боли у меня из глаз текли слезы. Я стонала прямо ему в зад. И это продолжалось довольно долго.

Наконец, он слез с моего лица, и я смогла свободно вдохнуть свежего воздуха. Он скинул меня с кровати на пол, встал передо мной и резко засунул член мне в ротик. «Сосать, сука!», — скомандовал он. И сука, конечно, подчинилась. А что еще ей было делать?

Мои руки были сведены наручниками за спиной, а он взял меня за уши и начал резко натягивать на свой длинный член. «Как презерватив!», — подумала я. И от этой мысли у меня между ног еще сильнее всё увлажнилось. Хотя там и так всё было давно мокрое и текло по ляжкам. Его член уперся мне прямо в горло, и он начал долбить меня в ротик, как будто это вагина или просто дырка для ебли. Я тут же закашлялась, постаралась отодвинуть голову, чтобы втянуть воздух, но Хозяин сказал: «Ккудаа, тварь!», больно ударил меня по щеке, схватил за волосы и стал еще сильнее насаживать на свой член. Я давилась и хрипела, из глаз бежали слезы, горло горело огнем, дышать было нечем. У меня начались рвотные спазмы. Почувствовав это, мой жестокий Хозяин вынул свой член из моей глотки, схватил меня за волосы, потянул цепь вверх, заставив пригнуться к земле, и в таком положении поволок меня в душ. В душе он снова поставил меня на колени и начал так же жестоко ебать мой бедный ротик. Я почувствовала, что мои губы онемели и распухли. Завтра, наверное, будут все разбухшие, как у придорожной вафлерши. Между тем, он затолкал свой член снова мне в горло и начал ебать, как ни в чем ни бывало. Он трахал и трахал мой бедный рот. Мне показалось, что это тянулось оочень долго. Он развлекался, засовывая член по максимуму, чтоб я начала хрипеть и давиться. Тогда он одной рукой сильнее вжимал меня в свой пах, так, чтобы нос уперся ему в живот, а второй рукой зажимал мне нос. Я пыталась вырваться, но он не пускал. Тогда я начинала задыхаться, у меня начинались рвотные спазмы, и только тогда он отпускал меня глотнуть воздуха. Пока я дышала, он держал меня за волосы и давал подзатыльники. Не думала, что подзатыльник — это так больно. Просто искры из глаз. Так что приходилось выбирать — дышать и терпеть боль от подзатыльников или сосать и задыхаться. Я терпела... И плакала. Дав мне немного отдышаться, он снова набрасывался на мой бедный распухший от ебли ротик и снова засаживал свой огромный член в мою раздолбанную гортань. И так — до первых рвотных спазмов...

А потом вдруг он не отпустил меня, когда у меня начались рвотные спазмы. Я задыхалась, пыталась вырваться, но он держал в этот раз особенно крепко. И меня вырвало! Прямо ему на член! Рвота стекала у меня по подбородку, по грудкам, по животу, на лобок. Я стояла и плакала, меня трясло. А он довольно улыбался. Не дав мне даже отдышаться, он снова засадил свой испачканный рвотой член в мой ротик и начал снова жестоко ебать его. Затолкал как можно глубже, зажал мне нос,...

прижал к себе и не отпустил, даже когда у меня снова начались спазмы. И меня снова вырвало! Я заплакала от стыда и боли. Гортань всю обожгло рвотой. Я умоляла: «Хозяин, пожалуйста, хватит! Я не могу так больше! Пожалейте свою шлюху!» Но он только довольно улыбнулся и снова засунул свой грязный член в мой рот. В этот раз он одной рукой сдавил мое горло, лишая меня воздуха, а другой с силой вжал в свой пах. Я пыталась вдохнуть воздух, но мне мешал его член, который торчал в моем рту, и его рука, сжимавшая мое горло. Я пыталась оттолкнуться, но руки связаны за спиной, а он крепко держит меня за волосы. В общем, меня снова вырвало! Вся моя грудь, весь живот и лобок были уже испачканы. Рвота струйкой стекала по ним вниз. Возле моих колен скопилась небольшая лужица моей рвоты. Я думала, он успокоится на этом. Но Хозяин снова насадил мой ротик на свой член. В результате меня вырвало еще 3 раза. С каждым разом из меня вытекало всё меньше. Под конец мне стало нечем блевать, и мое горло просто судорожно сокращалось от спазмов. Увидев, что больше меня не рвет, Хозяин наконец захотел кончить. Он совершил несколько особенно резких фрикций, раздолбив еще сильнее мою гортань, и я почувствовала, как горячая сперма стреляет мне прямо в глубину горла. Мне даже не пришлось ее глотать — так глубоко он засунул свой член. Сперма сразу попала внутрь меня.

Кончив, Хозяин вынул член из моего рта и вытер его о мои волосы и лицо. А потом он взял меня за волосы и резко ткнул лицом в мою собственную рвоту: «Ах ты ж, сучка! Это кто тут так нагадил? Наблевала, мразь? А ну-ка давай подтирай за собой!» Он возил меня лицом по моей собственной блевотине, размазывал ее моей грудью, моими волосами... «Открой рот, грязная тварь!» Я послушно выполнила. Я уже поняла, что в таком положении с ним лучше не спорить. Он начал вытирать мою блевотину моими губами: «Высунь язык, сука!» Я высунула язык и ощутила отвратительный кислый вкус во рту. Повозив меня еще немного и основательно испачкав, Хозяин перевернул меня на спину. Я лежала в луже собственной блевотины, все лицо, грудь, живот испачканы ею. Теперь еще и спина и волосы. На сосках и клиторе зажимы. Саднят и ноют. (Порно рассказы) Разъебанный ротик просто невозможно болит. Горло горит огнем. Во рту мерзкий привкус мужской спермы и собственной рвоты...

И тут Хозяин скомандовал: «Открой рот, шлюха!» Я открыла рот, и прямо мне в лицо полилась струя его мочи! Какая мерзость! Я хотела закрыть рот, но побоялась. Я уже начинала бояться своего строгого Хозяина. И, кроме того, я начала получать удовольствие, осознавая — насколько я сейчас опущена. Насколько я грязная шлюха. Он стоял надо мной и ссал мне в рот, на лицо, заставляя держать глаза раскрытыми, ссал на мою грудь, животик, на лобок... По его приказу я раздвинула ноги и он ссал прямо на мои дырочки. Никогда в жизни я не чувствовала себя настолько опущенной. И никогда в жизни я не испытывала такого животного возбуждения.

Кончив, он взял в руки душ, включил ледяную воду и начал поливать меня ею, смывая с меня остатки грязи. Я визжала от ледяной воды. Но встать не могла — руки все еще были связаны за спиной. Помыв меня, Хозяин за волосы выволок меня из душа и поставил на колени возле унитаза. Там он расстегнул мои наручники и начал медленно стягивать с меня зажимы. Он специально не снимал их, а стягивал. Чтоб сделать мне больнее. Я стонала и вскрикивала от боли после каждого стянутого зажима. Наконец, все они были сняты с моего бедного измученного тела. Хозяин бросил мне в лицо полотенце: «Оботрись, сука! Я отдохну и мы продолжим!» И вышел из туалета, оставив меня там одну, наедине с моими мыслями, ощущениями и эмоциями. Я подошла к зеркалу и посмотрела на себя — девушка как девушка. Симпатичная, с хорошей фигурой. Что мне не хватало в жизни? Зачем я позволяю проделывать с собой такие вещи? Я стояла и смотрела на себя. Я ведь могу сейчас выйти из ванной, одеться и уйти. В любой момент. Он не будет меня держать. Даже не обидится. Но почему-то я понимала, что я останусь, мне хочется испытать на себе самые разные унижения — до конца.

Продолжение в следующем рассказе

Отзывы и комментарии можно слать на почту: ms.xyz123@list.ru

Автор рассказа: ms.xyz

Рассказ взят с сайта: sexytales.org


Просмотров: 5 671 Добавил: dizaur Комментарии (0)
 
Как опускают шлюх порно рассказы, Как опускают шлюх порно истории, Как опускают шлюх эротические рассказы, Как опускают шлюх секс истории.

+ Добавить коментарий