27-07-2014, 00:21

Старые привычки

Длинное стадо машин вливалось в улицы начинавшего покрываться вечерним мраком города, нетерпеливо оглашая окрестности гудками и рычанием моторов. Я, как всегда, опаздывал, проталкиваясь в вечерних пробках, свирепея и заводясь.

Вот, наконец, и набережная, шурша новенькими шинами, я втиснул машину на освободившуюся стоянку, и жадно вдыхая прохладный вечерний воздух, заспешил в кафе.

Пройдя через весело гудящий зал, я вышел на веранду. Мне помахали рукой. За столиком сидела моя жена и её новая подружка, симпатичная блондинка, лет 25. Длинные светлые кудрявые волосы, голубые глаза. Стройная фигурка и длинные ножки, положенные одна на другую. Вообще всё, как Марго и говорила.

— Извини дорогая, пробки.

— Как всегда, у него всегда пробки, — Марго строго посмотрела на меня, чуть улыбнувшись. Познакомься, — Яна, моя подруга.

— Очень приятно, Стас. Я сжал узкую ладонь и заглянул в чуть оробевшие глаза.

— Марго мне рассказывала о вас.

— Что она рассказывала? Надеюсь только хорошее. Что я всегда опаздываю, она не говорила?

— Нет. Она говорила, что вы очень пунктуальный. Яна чуть улыбнулась мне.

— В таком случае, я полностью согласен со своей женой. Выпьем за знакомство, и давайте перейдём на ты.

Зазвенели запотевшие бокалы, наполненные белым вином. Осушив пол бокала, я с аппетитом принялся поглощать огромный антрекот, урча от удовольствия и запивая его вином. Женщины о чём-то говорили, подглядывая с удовольствием украдкой за мной, как я молодецки расправляюсь с огромным куском жареного мяса. Наконец, насытившись, я откинулся на спинку стула. В потемневшей морской дали, замерцали золотые огоньки.

— Насытился, милый?

Я посмотрел в любимые глаза и улыбнулся. Может, это и есть счастье? Красивые женщины, вкусная еда, морской прохладный соленый ветерок. Я ощутил полное блаженство.

— Весь день был занят, некогда было поесть.

— У вас бизнес. — С уважением произнесла Яна.

— Да, и даже маленькое компактное производство. Я стараюсь ещё что-нибудь производить. А чем ты занимаешься? Я с интересом посмотрел на неё.

— Яна программистка, я правильно поняла?

— Скорее системный администратор, но не важно, — она посмотрела на жену.

— А где вы познакомились?

— В фитнес центре. А вы тоже занимаетесь спортом? Судя по вашей фигуре...

— Я предпочитаю заниматься дома, я оборудовал не плохой тренажерный зал. Многие не могут заниматься одни, а мне не мешает.

— Марго отличный тренер.

— О да.,, не буду же я рассказывать, что купил когда — то пустое здание, отремонтировал и открыл в нём лучший фитнес центр в городе. Передал его Марго. Она не столько тренер, сколько директор. И доходы тоже, идут ей. Теперь она занята любимым делом, и не зависима финансово. Ха!»

— А ты не замужем?

— Нет.

— Живёшь с родителями?

— Нет. Одна. Мама переехала в другой город. Оставила мне квартиру.

— Я найду тебе жениха, если хочешь, у меня на работе... Я почувствовал пинок под столом, Марго посмотрела на меня злыми, круглыми как у кошки глазами...

Нет, кажется, он женат. А где ты отдыхала прошлым летом?

— В Турции.

— А мы в Таиланде...

— Вот мой дом.

Жёлтый свет фар выхватил из темноты какой-то подъезд.

— Очень приятно было познакомиться.

— И нам тоже.

Марго поцеловала Яну в щёчку, Яна подставила щёчку мне.

— Тебя проводить?

— Нет. Не нужно.

— Ждём тебя к нам в гости, — Марго помахала ручкой.

— Пока!

С Марго я познакомился пять лет назад, случайно, в какой-то шумной компании. Высокая, жгучая брюнетка, с прекрасной фигурой, не худой и не полной, а именно с такой, как мне нравиться, о чём-то тихо говорила со своей подружкой и на моё предложение познакомиться ответила жгучим надменным взглядом. Но, всё же ушла она со мной. Мы встретились на следующий день, и завертелось... Спустя пару дней, я пригласил её домой. В постели она была хороша. Страсть и огонь разгорались в пламя любви.

Сначала из моего дома исчезли бледные тени рабынь, затем запахло соблазнительно вкусным и стало как-то по настоящему уютно. А затем я обратил внимание, что мне приятно думать о ней, и понял, что это серьёзно.

Что же, бисексуалка и тематик — достойная пара.

Конечно, у каждого из нас осталась своя территория, и я и она разграничиваем наши интересы, но есть и общие. Марго щедро делится своими любовницами, заботясь обо мне. И мы вместе задумываем очередную любовную интригу, от которой пламя нашей любви полыхает до небес.

А я никогда не стремился делать из жены нижнюю. Хотя ей иногда вначале не раз пришлось послушно подставлять попу под ремень. Любой бриллиант требует огранки, не так ли? Но, каждый конкретный раз, это было наше общее решение. Из высокомерной искательницы приключений получилась отличная жена, сохранив при этом то, что так влекло меня к ней. Я считаю, что мужчина обязан воспитывать женщину. Чувствуя за неё ответственность. Как говорится, что посеешь, то и пожнёшь.

— Она тебе понравилась? — её жаркий шёпот в ухо.

— Симпатичная, жизнерадостная, немножко скованная. А у тебя с ней уже что-то было?

— Ещё нет, слушай, давай... Она тихонько зашептала, улыбаясь в полутьме.

Я провёл по волосам, по щеке, её рука скользнула в пах. Я ощутил, как тонкие пальцы нежно обхватили меня у основания, и через минуту я вошёл в неё. Обхватив меня ногами, она, застонав, закачала бёдрами, отдаваясь любимому мужчине. И мы слились в одно, пока огненная вспышка не разлучила нас.

... — И ты знаешь, а он тематик, и совсем не ревнив.

Марго и Яна сидели в просторном зале, за плотно закрытыми окнами, которого бесшумно качал кронами деревьев жаркий летний день.

В зале было приятно прохладно. Работал кондиционер.

Яна, задумавшись, смотрела на мраморный камин, перебирая не послушную льняную прядь.

— Выпьем за нас. Марго наполнила опустевшие бокалы. Это твоё решение, и я ещё раз говорю, что это стоит попробовать, и не относись к этому чересчур серьёзно. Это всего лишь игра. Но игра — захватывающая, она сверкнула томными глазами, в её голубые. Пей.

— И так, ты решила?

— Да.

— Вот и хорошо, и она, хихикая, зашептала, ей что–то на ушко, Яна рассмеялась в ответ.

Снимай одежду, и не стесняйся.

Яна поднялась с кресла. После выпитого ей почему-то стало так хорошо. Она послушно расстёгнула узкий ремешок короткого летнего платьица.

Пока Яна послушно раздевалась, Марго, удовлетворённо поглядывая на нее, подумала о хорошем начале и отпила пару глотков.

Яна, сделала пару шагов на середину зала, и замерла в нерешительности.

— Как ты красива! — Марго подошла к ней. А бельё?

— Нет.

— Возьми, — улыбнулась ей Марго, протягивая резинку.

— Яна, белозубо улыбаясь, стянула волосы в волнистый льняной хвост.

— Дорогой! Мы тебя ждём! У нас для тебя подарок!

Я не спеша, спустился к ним. На середине гостиной стояла Яна. Пара голубых глаз взволнованно глядела на меня. Кружевные трусики — шортики небесного цвета и такого же цвета бюстгальтер украшали её. Я, не спеша, в упор рассматривал её. Ах, как она хороша! Волнистый хвост льняных волос, чуть поднявшись над охватившей его резинкой, водопадом слетал между лопаток, обнажив длинную шею и маленькие ушки. Покрасневшее от волнения лицо было правильной овальной формы, ровный нос, тонкие брови, пухлые алые губы. Она была стройна, округлые плечи пересекали небесного цвета нежные полоски бюстгальтера, который до поры скрывал упругую грудь. Мускулистый животик переходил в тонкую талию, а та в округлость бёдер. Я не спеша, обошёл её сзади. Тонкие трусики обхватили круглую мускулистую попку. Прекрасные длинные стройные ножки, алый педикюр на ноготках.

Марго, сидя в кресле, наблюдала за нами, поглядывая то на меня, то на Яну.

— Я рассказала Яне, о твоём большом опыте в Теме, и она захотела ...

узнать, что же это такое.

Яна хихикнула, улыбнувшись мне.

— И прочувствовать. Да, Яна?

— Да.

— Ну, что же, если ты так хочешь, начнём.

Я удобно уселся в кресло, закинул ногу на ногу.

— Раздевайся!

Яна посмотрела н нас круглыми, как блюдца голубыми глазами, сидящих в нескольких метрах перед ней, и бесцеремонно рассматривающих её в упор.

— Но я уже разделась?!

— Яна, ты должна снять всё. Раздался спокойный голос Марго.

Она ободряюще улыбнулась ей.

— Ты же хотела?

— Да. Я и сейчас хочу, мне интересно.

— Ну, вот.

Бюстгальтер соскользнул с круглых плеч, трусики упали на щиколотки.

Острые сосочки торчком, розовая щёлочка в кустике светлых волос.

А она заинтересована, — я прочитал в глазах жены.

— Знаешь, я, пожалуй, помогу тебе. Марго поднялась с кресла и подошла к ней, провела тёплыми ладонями по волосам, по груди, чуть сжав, провела по соскам, окрепшим в её пальцах, ощущая под тонкой кожей биение сердца, и слыша её прерывистое дыхание. Спустилась по животу, скользнула в лобок.

Яна, томно посмотрев на неё из-под длинных ресниц, облизнула острым кончиком алого язычка пухлые губки.

— Я тебя позже выбрею, милая. А теперь повернись попой.

Дрожа от возбуждения, она повернулась, и на её спину нежно легла властная рука моей жены.

— Нагнись. Глубже.

Нажав, она согнула её. Затем, раздвинув ягодицы, посмотрела внутрь.

— Она там девственница. Попка не тронута. Марго посмотрела на меня.

— Всё, всё. Спокойно. Всё хорошо. Она чмокнула попытавшуюся протестовать девушку в щёчку.

— Скажи, Яна, — я посмотрел на неё, — Те отношения, которые ты хочешь узнать, это не ваниль.

— Я, понимаю.

Мы довольно переглянулись.

— Я займусь тобой, пойдём.

И, взяв её за руку, увлекла в нашу спальню..

... Марго подвела Яну к кровати, с улыбкой на устах страстно посмотрела своими большими темными глазами в её голубые, на секунду всё замерло. Казалось, время остановилось, не было ничего, кроме стука сердец и взгляда этих властных глаз.

— Я не... не. — Пыталась что — то пролепетать юная красотка, вдруг кожей ощутив свою наготу. Страстным поцелуем Марго припала к её губам, крепко обняв, чувствуя, тепло и запах тела. Они упали в мягкую кровать, Марго снимая одежду покрывала поцелуями не прикрытые руками лакомые Янины впадинки и бугорки.

— Ай! Ах. Да... — Тихие стоны, розовеющее румянцем лицо. Яна выгибалась в умелых и сильных руках своей опытной любовницы чуть прикусив от наслаждения губу и закрыв глаза. Через мгновение она запылала, тщетно пытаясь со слабеющим напором оттолкнуть кудрявую голову, возникшую вдруг между ног, алый кончик алого языка затрепетал там, где еще никогда не... вдруг ощутила в себе скользящие теплые пальцы и выгнувшись дугой закричала так, как только может кричать женщина в экстазе.

Они лежали о чем — то тихо нашептывая друг дружке. Внезапно Яна приобняв нежно поцеловала её.

— Мне никогда не было так хорошо. Спасибо тебе. Я никогда не думала, что так может быть. Она улыбалась ей и в её ясных голубых глазах отражалась нежность и любовь.

— А как же Стас с его Темой? Мы будем звать его? — Марго провела кончиками польцев по её бархатному животику.

— Как ты хочешь.

— Как хочешь ты? — Быстро и чуть вопросительно.

В ответ тихое — Да. И томный вздох прерванный страстным поцелуем.

Мы долго и страстно любили её юное прекрасное тело. Наши тела сплетались и расплетались, в танце огненной страсти, пальцы и языки открывали в тайных уголках её тела неизведанные раннее наслаждения. Она отвечала нам. Целуя и поглаживая наши разгоряченные страстью тела, щекоча волосами. Наша страсть, как огненный клубок избавляла её от чего — то, сдерживавшего, направляя полностью, до последней капельки отдаться нам.

Наконец, Марго уселась на подушку в изголовье, Яна непроизвольно для неё была повернута так, что едва не уткнулась носиком в пылающее жаром влагалище жены, запустившей пальцы в её густые льняные волосы. Повинуясь моим, чуть шершавым, теплым ладоням, она встала на колени, оттопырив аппетитную круглую попку.

— Нюхай и запомни этот запах. — Он твоей будущей хозяйки.

Её носик на минуту уткнулся прямо во влагалище Марго, которая застонав, когда Янин алый язычок, пока не умело пробуя, впервые прошелся еще только по нежной коже бедра, дала мне знак, и я приставив головку вошел в узкое, горячее девичье влагалище, плавно двигаясь на всю длину, стремясь попасть в такт с её язычком ласкающим мою жену.

... В полумраке большого зеркала, как в прекрасной картине — юная длинноволосая блондинка лежа на краю кровати, чуть запрокинув голову, принимает в алый ротик член мускулистого мужчины, ласкающего её грудь. Между широко раскрытых стройных ног — темноволосая женщина, ласкающая её.

Наконец, я начал изливаться в алый ротик, на юное лицо, на длинные ресницы и на светлые волосы.

Я кончал и кончал.

Яна попыталась освободиться от спермы.

— Нет. Нет! Надо сглотнуть. — Марго приоткрыв ей рот, пальчиками собирала сперму с лица и вытирала их о губки.

— Как тебе на вкус? Я его соком поила.

Яна состроила гримаску.

Мы лежали во внезапно наступившей тишине.

Яна вздрогнув от звонкого шлепка, недоуменно посмотрела на меня, потерев обожженную ягодицу.

— Пора, моя любовь. — Марго с сочувствием посмотрела на неё, перехватив мой взгляд.

— Подложи под себя подушку, ну, чтобы попу повыше, ты же понимаешь, и не бойся. Руки протяни вперёд, дай их мне, расслабься и не бойся. Я подержу тебя. Взяв протянутые ей ладони она хихикнув поцеловала её в ушко.

Флягер тихонько, но резко шлепал по ерзающей попе, каждый легкий шлепок сопровождался девичьим звонким вскриком. Затем я брал паузу и шлепал вновь. С каждым шлепком Марго тонкими пальцами массажировала ей клитор, да так, что Яна текла, уже с нетерпением ожидая нового шлепка, и вцепившись ногтями в простыню..

Теперь встречаясь с Марго в фитнес центре и вспоминая о прошлой встрече, Яна краснела, завороженно глядя на неё. Пару раз, оставшись одни, они целовались, и на следующие выходные она конечно была приглашена к нам.

— У Стаса есть Тематическая комната, но вход туда далеко не для всех. Да Стас?

— Я утвердительно кивнул.

— Я так хочу посмотреть, мне так интересно! Яна просительно посмотрела на меня.

— Стас разрешит, только если ты решила продолжать.

— Какое впечатление от прошлой встречи? Ты не изменила своё решение? — я прочитал в её глазах удивление вопросом.

Марго иронично хихикнув посмотрела на меня.

— Нет. Я хочу и готова продолжать.

— В таком случае, разденься и Марго отведёт тебя в подвал...

... Яна растерянно оглянулась: В большом подвале, освещаемым ярким светом ламп было пустынно, чисто и тепло. Лишь треск сгорающих в отблесках пламени большого камина сосновых сучьев нарушал вечную эту тишину. Не один звук не проникал сквозь его толстые стены. В углах, и у стен были установлены разные приспособления, грубо сколоченные или аккуратно — современные. В потолке и стенах торчали крючья и кольца, висели ремни и хлысты. Разные скамьи заполняли пространство у стены. Единственным украшением комнаты была огромная кровать, у каждого угла которой возвышались деревянные, крупные брусья, упиравшиеся в потолок. Возле кровати, на ворсистом ковре, лежала высокая, мягкая, треугольная подушка, похожая на объемный треугольник, о которую зловеще облокотился хлыст.

Сердце её взволновано стучало. Что я наделала, зачем я здесь? — вихрем проносились в её голове.

— Успокойся. Не надо так волноваться, это лишь антураж. Марго слегка приобняв её за плечи снисходительно поцеловала её в алую щечку.

— Мы не намерены причинить тебе зла, всё по твоему желанию и ты вольна прервать сессию и уйти. Если, конечно, захочешь.

Марго рассматривала ...

грациозную девичью шею и маленькое ушко.

— Помнишь, я тебе говорила, что эта игра захватывающая. Не удержавшись, она, шепнув, что-то хихикнувшей Яне, прикусила белыми зубками мочку, поцеловала за ушком.

— Начнем. С этой минуты Стас для тебя Господин. Я, Госпожа. Обращаться к нам надо почтительно, на Вы. Слушаться и выполнять всё беспрекословно. За проступки, или просто по нашему желанию ты будешь наказана. Понятно?

— Да.

— Надо говорить, Да, Госпожа. Повтори и опустись передо мной на колени.

— Да, Госпожа. Яна послушно опустилась на колени на выцветший ворсистый ковёр.

— Разведи колени, руки заведи за спину в замок.

Яна старательно исполнила, желая поскорей начать.

— Эта одна из поз символизирующих послушание и повиновение. Позже я научу тебя принимать остальные. Ты будишь их принимать постоянно, и не только во время сессий. Шевелиться и разговаривать без разрешения нельзя. А теперь целуй мою ножку и пососи пальчики — усевшись в кресле, она поднесла ей свою ножку.

— Ну, что ты медлишь!

Яна просительно посмотрела, не решаясь поцеловать ступню подруги.

— Нет.

— Как нет?

— Нет, Госпожа. Я не смогу, я не могу это сделать.

— А я накажу тебя, а сейчас встань на четвереньки.

Яна с готовностью встала на четвереньки, отставив круглую попку, выжидательно посмотрела на свою новую хозяйку.

— Лай!

— Что? Что, Госпожа?

— Лай и повторяй: Я Сука! Сука!

Спускаясь в подвал, я был удивлен странным звукам, раздающимся от туда: Гав-Гав!! Я — Сука! Гав! — звонкий Янин голос. Затем топ-топ-топ в четыре ноги. Гав!! Сука! Я — Сука! Топ-топ-топ. Что-то упало и покатилось. Звонкий щелчок хлыста и опять собачье тявканье. Войдя в зал, я увидел чудную картину: Марго в черном белье восседает в хозяйском кресле, задумчиво помахивая стеком. А по полу на четвереньках мечется запарившаяся Яна, гавкая и подвывая, и время, от времени сообщая моей жене, что она сука.

Эти женщины чего только не придумают! К тому — же на полу валяется мой любимый кубок за меткую стрельбу. Поборов сильное желание немедля выпороть их обеих, я с укоризной посмотрел на Марго. Она ответила ироничным взглядом чудесных глаз.

— Прошу! — Она, поднявшись из кресла, сделала приглашающий жест.

— Яна! Поприветствуй Господина!

— Здравствуйте Господин. Тяжело дыша, она опустилась на колени, завела руки за спину, её красивые груди вздымались в такт дыханию, опустив глаза под моим пристальным взглядом, она широко развела колени.

— Марго. Напои нашу сучку. Ты сучка?!

— Да Господин.

Марго, плеснув воды в алюминиевую миску, поставила её перед Яной.

— Пей, как положено сучке. Без рук.

Яна припала лицом к миске, громко лакая из неё.

— Надеюсь, ты доволен. Марго поставила на место заботливо вытертую от пыли заслуженную награду.

— Яна была не послушна и делала много ошибок. Да, Яна?

— Да, мой Господин. Яна наклонила виновато голову, но я надеюсь на снисхождение, я буду послушной воспитанницей.

— Я накажу тебя, иди, ляг на скамью. Я тебя выпорю.

— А я ей говорила — злорадно сказала Марго посмотрев на побледневшую Яна замершую у скамьи.

— Тебя пороли? Может быть в детстве?

— Нет. Даже мама, Господин.

— Значит, первый раз пороть тебя буду я. Ложись, расслабь ягодицы, руки на крестец и не вздумай прикрывать попу. Марго, свяжи ей руки и привяжи к скамье.

Прошло пару минут и Яна со связанными на крестце кистями рук, плотно притянутая широкой лентой через талию к скамье замерла в ожидании, белея круглыми ягодицами.

Засвистел ремень, беспощадно обжигая беззащитное тело. Яна, думая, что и пороть её будут не по настоящему, спустя пару минут поняла, что горько ошиблась. Слёзы брызнули из глаз от острой боли, а ещё от чувства унижения и беспомощности, в котором она оказалась. (sexytales.org) Просьбы прекратить не вызывали ответных чувств, ремень продолжал равномерно опускаться, жаля и унижая её.

— Как завертелась! Не верти попой! Не верти! — слышала она буд — то со стороны голос подруги.

— Я хочу услышать слова раскаяния и обещание быть послушной.

Ремень замер.

Через секунду Яна громко и искренне обещала быть покорной и послушной, горько раскаиваясь и рыдая.

— Наконец, скамья отпустила её, и она, поднялась, дрожа всем телом. На попе чуть-чуть розовело несколько полосок. Конечно-же, её хотели напугать и унизить, а не избить. Что и было искусно сделано.

Спустя пол часа довольная и умытая Яна сидела с нами на кухне и пила чай. Мы сочувственно гладили её по головке. Она жалобно вздыхала и охала, вспоминая пережитые ощущения.

Прощаясь, Марго протянула ей аккуратный пакет.

— Это тебе, Яна.

— Что это? Удивилась она.

Марго достала из пакета розовый плаг и баночку со смазкой.

— Это для твоей попочки. Ее необходимо растянуть. Мы ждем тебя завтра вечером, с плагом в попке и без трусиков. Ты обещала быть хорошей девочкой. Помни об этом.

И потрепав её по щечке, Марго простилась с ней.

Автор рассказа: Антуан2

Рассказ взят с сайта: sexytales.org


Просмотров: 544 Добавил: dizaur Комментарии (0)
 
Старые привычки порно рассказы, Старые привычки порно истории, Старые привычки эротические рассказы, Старые привычки секс истории.

+ Добавить коментарий