20-11-2011, 00:43

Воспоминания из детства (прод.). Женя, я и Юля.

За следующую неделю мы с Женей сблизились еще больше. Теперь у нас была общая тайна. Женя попросила меня никому не рассказывать о наших играх в «братика и сестричку». Однако испытываемое мною чувство наслаждения было слишком моим, чтобы мне хотелось с кем-нибудь им делиться. Кроме того, я смутно понимал, что если кто-нибудь узнает о нас с Женей, то все закончится…

Однако через несколько дней все изменилось. У Жени появился еще один ученик. Вернее, ученица. Симпатичная девочка с длинными каштановыми волосами. Глаза у нее были карие, когда она улыбалась, на щечках появлялись две милые ямочки. Звали ее Юля. Она училась в 4-ом классе, но язык знала примерно как я, поэтому мы занимались по одной программе. Юля сначала стеснялась, разговаривала мало, однако Женя быстро нашла с Юлей общий язык, и Юля скоро освоилась. Занятия стали более оживленными, мы с Юлей вместе делали упражнения, разбирали грамматику, говорили.

Как-то раз мы ждали Юлю, чтобы начать урок. Меня будоражили воспоминания, хотелось еще испытать новые для меня ощущения. Решившись, я спросил:

-Жень, а когда мы еще поиграем в братика и сестричку?

Женя слегка покраснела.

-А ты очень хочешь?- спросила она.

-Очень-очень хочу. Мне было так хорошо, как никогда не было, меня еще никто так не ласкал.

-И меня тоже так не ласкали,- сказала Женя.

Тут мне неожиданно пришла в голову мысль:

-А давай, Юля тоже будет с нами играть?

Женя покраснела еще больше и задумалась. И чем дольше думала, тем сильнее краснела.

-Юля у нас девочка стеснительная, может испугаться. Давай проверим, захочет ли она?

-А как?

-Ну, мы ей чуть-чуть покажем и посмотрим, что она сделает.

Когда Юля пришла, мы позанимались минут сорок, потом Женя сказала:

-Подождите меня, я сейчас приду. Малышку возьму покормить.

Она ушла и вскоре вернулась, переодетая в халатик, с ребенком на руках. Сев между нами на диван, она приоткрыла одну грудь и поднесла к ней ребенка. Малышка тут же взяла в ротик сосок и стала пить. Юля во все глаза смотрела то на Женю, то на меня. У меня от этого волнительного зрелища по коже побежали мурашки, я живо представил себя на месте девочки.

Видя, как ребенок жадно обхватывает губами сосок, Юля спросила:

-А это не больно? Мне мама говорила, что это больно бывает.

-Нет, Юлечка, это здорово. Когда-нибудь у тебя тоже будут детки, и ты почувствуешь, как это хорошо.

С этими словами Женя переложила ребенка к другой груди. Юля смотрела на большой торчащий сосок, на котором повисла маленькая белая капелька. Потом протянула руку и пальчиком коснулась соска. Женя вздрогнула, покраснела, и глубоко задышала.

-Хочешь попробовать, как моя малышка это делает?- сказала она.

-А можно?

-Конечно, можно. Тебе понравится.

Юля несмело пододвинулась. Женя чуть развернулась к ней, приобняла. Юля еще в нерешительности наклонилась, приоткрыла ротик, коснулась губами соска и, испугавшись, отстранилась.

-Не бойся, Юленька, смелее,- подбадривала Женя.

Юля наклонилась еще раз, ее приоткрытые губки опять коснулись соска. На этот раз она обхватила его губками и сделала первое сосательное движение. Женя тихо отстранила ребенка от второй груди и посмотрела на меня. Я наклонился к жениной груди с другой стороны, мои губы нашли сосок и я стал жадно высасывать горячие струйки молока. Наши с Юлей глаза встретились. Судя по ее взгляду, ей нравилось. Женя обняла и меня, откинулась на спинку дивана и с тихим стоном закрыла глаза. Так прошло минут пять. Наконец, молоко у Жени закончилось. Я слизнул последнюю капельку с разбухшего жениного соска. Запах ее груди дурманил голову, сердце мое колотилось, хотелось продолжения. Женя запахнула халат, взяла на руки ребенка и унесла его в спальню. Мы сидели с Юлей на диване и смотрели друг на друга.

-Хорошо быть маленькой,- вдруг сказала Юля.

-Ага. Тебе тоже понравилось?

-Очень. Такое чувство необычное. Как будто это уже было.

-Конечно, было. Когда мы были маленькими. Поэтому это так приятно…

В последующие дни мы с Женей старались установить с Юлей атмосферу полного доверия. Так, когда мы приходили, Женя целовала нас; когда мы занимались, садилась рядом, и когда попадались трудные задания, сажала Юлю или меня на колени и объясняла, что нужно сделать. Малышку она теперь кормила при нас, и даже разрешила Юле самостоятельно ее спеленать, что та сделала с большим удовольствием.

Когда мы шли с Юлей домой (я теперь ходил домой сам), я немножко рассказал Юле о нашей игре в «братика и сестричку», и Юля тоже захотела с нами поиграть.
На следующий день, проверив домашнее задание, Женя отложила тетрадки и сказала:

-Не хочется сегодня начинать новую тему. Может, во что-нибудь поиграем?

-Давайте в братика-сестричку,- сразу предложила Юля.

-Да, давайте поиграем. Как будто Женя - наша старшая сестричка, ты, Юля - младшая, а я - младший братик.

-Хорошо, а завтра наоборот, мы будем старшими,- сказала Юля.

-Только, Юля, у нас все как настоящее - и купание, и переодевание, и пеленание, и все остальное, - сказала Женя. Я все приготовила, пойдемте, покажу.

Мы пошли в спальню. Большая женина кровать была укрыта пологом, который свешивался с потолка конусом, совсем, как над колыбелькой девочки. На включенном камине лежали пеленки, распашонки, штанишки и розовые ленточки.

-Раздень сестричку,- сказала мне Женя,- а я пока пойду и приготовлю ванну для нашей малышки и братика.

Женя была одета в платье и кофточку, на ногах были колготки. Я расстегнул пуговки кофточки, снял ее, затем убрал с Юлиных плеч бретельки платья и за подол стащил его вниз. Юля, играя роль маленькой девочки, которая не умеет сама раздеться, переступила через него и стала, опустив руки. На ней осталась белая маечка и колготки, сквозь которые просвечивали розовые трусики.

-Поднимаем ручки,- сказал я. Потом потянул вверх маечку. Длинные волосы Юли рассыпались по голым плечикам, на мгновение закрыв их. Юля застеснялась моего взгляда и закрылась руками.

-Сестричка не должна стесняться братика,- сказал я, и мягко опустил руки Юли вниз. Моим глазам открылся выпуклый животик и две нежные припухлости в том месте, где у девушек бывают грудки. Осталось снять колготки и трусики. Я потянул колготки вниз, и вот они тоже лежат на полу. Я взялся за трусики и хотел тоже стянуть их вниз, но тут Юля обеими руками стала тянуть их вверх.

-Мне стыдно. Меня никогда ни один мальчик не видел без трусиков.

-А братик у тебя есть? - спросил я.

-Нет, и сестрички тоже нет, я одна у мамы.

-А у меня есть сестричка, и она меня без трусиков видела. Не бойся. Мы же играем. Представь, что я твой братик.

-Я все равно боюсь, - сказала Юля.

-Тебе будет хорошо-хорошо потом, вот увидишь. Не бойся, я ведь твой братик.

Потихоньку сопротивление Юли ослабело, пальчики разжались, трусики поползли вниз, открывая самую восхитительную писю, которую я когда-либо видел. Она была не как у Жени, у которой были видны темные точки от сбритых волосков, а абсолютно чистая и белая. Узенькую щелочку, едва заметную, обрамляли две пухленькие складочки. Я не мог оторвать глаз, безумно хотелось потрогать эти складочки или хотя бы прикоснуться к ним. Я заметил, что Юля все еще напряжена.

{include file="engine/modules/2.php"}

-Давай ты повернешься ко мне спиной, и тебе не будет так стыдно,- сказал я.

Юля с облегчением повернулась, и я увидел две красивые бархатистые выпуклости Юлиной попы. Там, где выпуклости кончались и начинались ножки, были две милые складочки. Я присел на корточки и стал нежно гладить Юлину попу. От прикосновений к нежной шелковистой коже я испытывал такое же наслаждение, как будто ласкали меня самого. Понемногу Юля расслабилась и уже не боялась ни моих взглядов, ни прикосновений.

Тут в спальню вошла Женя в полупрозрачной ночнушке с кружевами, под которой не было ни лифчика, ни трусиков.

-Нашу малышку я отнесу на руках,- сказала она и взяла Юлю на руки.

Мы пришли в ванную, Женя опустила Юлю в теплую воду, а сама начала раздевать меня. Закончив это приятное занятие, она подняла меня и посадила рядом с Юлей. Нужно сказать, что еще во время того, как я раздевал Юлю, я сильно возбудился. Теперь, в ванной, это было заметно, моя пися была напряжена и стояла торчком. Юля с интересом меня разглядывала.

-А почему пися у Паши такая большая? Я на картинке видела, какая пися у мальчиков бывает, она там не такая была, маленькая и висела.

-Такая она у мальчиков тоже иногда бывает, Юленька. Это значит, что Паше хорошо.

Намылив две мочалки, она одну дала мне, другую взяла сама и сказала:

-А теперь нашу сестренку нужно хорошенько вымыть.

И стала аккуратно тереть Юле спинку и плечи. Я начал намыливать Юлю спереди, потер шейку, ключицы, и наконец коснулся начинающих распускаться грудок. Время остановилось...Я нежно водил по Юлиным маленьким холмикам мочалкой, при этом рука касалась холмиков и крошечных сосочков на них. Вдруг я почувствовал, что Юлины ягодки стали больше. Оторвав глаза от ее грудок, я заметил, что Юля порозовела, дыхание ее стало чаще. Постепенно мы с Женей спускались все ниже, вот ее руки очутились у Юли на пояснице, а мои - на животике, затем Женя начала ласково тереть Юлину попку, а я коснулся рукой низа Юлиного живота, там, где начинались те самые пухленькие складочки, от которых невозможно было отвести взгляд. Помня Женины слова о мочалке, я отложил ее в сторону, выдавил из тюбика немного геля, набрал воды в ладошку и, осторожно коснувшись складочек, стал нежно намыливать их. Это было незабываемо! Юля задышала еще глубже, щеки ее стали пунцовыми, губки приоткрылись. Как раз в эту секунду мой средний палец попал в ложбинку между складочками, чуть - чуть их раздвинул и теперь двигался взад-вперед, а указательный и безымянный скользили по складочкам. Юля закрыла глаза, вздохнула и застонала. Ножки ее задрожали, и она бы упала, если бы Женя не начала поливать ее сверху из лейки, смывая пену. Однако, когда Женя стала смывать пенку у Юли с животика и писи, теплые струйки воды и ласковые Женины руки снова оказали свое магическое действие: Юля снова сделалась пунцовой, часто задышала. После того, как мы закончили мыть Юлю, настала моя очередь. Женя точно также начала мыть меня со спины, а Юля - спереди. Я целиком отдался этому наслаждению…

Наконец Женя дошла до моей попы, а Юля-до живота.

-А писю тоже мыть?- спросила Юля.

-Конечно, Юленька.

-А как? Я боюсь.

Женя взяла Юлину руку, капнула в ее ладошку геля, и начала намыливать Юлиной рукой мой мешочек под писей. Потом убрала свою руку и Юля сама начала мыть мою писю. Намылив мешочек и внутреннюю поверхность ног, она обхватила пальчиками саму писю и стала осторожно ее намыливать. Возбуждение мое нарастало, в ушах застучало, сердце выпрыгивало из груди.

-Юля, еще нужно помыть головку писи,- сказала Женя.

-А как?

-Обхвати писю кулачком и двигай его к животу.

Юля так и сделала, кожица на писе собралась в складочку около ободка, открыв головку.

Юля убрала руку и стала с интересом разглядывать головку. Пися моя стояла торчком и от возбуждения подергивалась. Насмотревшись, Юля взяла в ладошку головку и стала ее намыливать. Волна наслаждения накрыла меня с головой, и я бы снова ощутил тоже, что испытал, когда Женя ласкала мою писю ротиком, если бы Женя не убрала Юлину руку. Ополоснув меня, Женя вытерла нас, взяла Юлю на руки, поцеловала несколько раз, и отнесла в спальню, потом вернулась за мной. Когда Женя со мной на руках вошла в спальню, Юля лежала голенькая на Жениной кровати под пологом. Шторы были задернуты и горел ночник. В его слабом свете, проходящем через полог, кожа Юли казалась нежно - розового цвета. В спальне приятно пахло чистыми пеленками, которые лежали на горячем камине. Женя положила меня рядом с Юлей. Я уже знал, что сейчас произойдет, закрыл глаза и полностью отдался ощущению тепла и нежности, когда Женя накрыла нас горячей пеленкой.

-Как здорово!- услышал я Юлин голос.

-Нравится?- спросила Женя.

-Очень. Хочу еще.

Женя взяла еще пеленку и снова накрыла нас ей. Юля повернулась на животик и подставила горячей ткани попку. Я оголил головку и позволил пеленке скользить по ней. Боже, как это было приятно! Когда пеленка остыла, Женя убрала ее. Юля по-прежнему лежала попой кверху. Женя наклонилась и стала целовать Юлину попку.

-Я тоже хочу, чтобы сестричка меня поцеловала,- сказал я, перевернулся на живот и выставил попу.

Женя стала целовать меня. Юля повернулась и спросила Женю:

-А можно я тоже поцелую братика?

-Конечно, Юленька.

Юля наклонилась к моей попе и стала целовать ее вместе с Женей, Женя - левую половинку, а Юля – правую. До чего же это было восхитительно – чувствовать нежные прикосновения теплых губ, щечек…

Мне безумно захотелось, чтобы Юля почувствовала то же самое. Почувствовав это, Женя мягко положила Юлю на спинку и стала целовать ее грудки, а я, повернувшись, увидел прямо перед собой Юлин животик, и стал, закрыв глаза от удовольствия, покрывать его поцелуями, касаясь животика носом, щеками, лбом. Целуя Юлю, я вдруг почувствовал, что кожа, которой в очередной раз коснулись мои губы, нежнее, чем была до этого, и пахнет иначе. Приоткрыв глаза, я увидел, что в порыве нежности спустился ниже животика и целовал Юлину писю как раз в том месте, где начинались складочки и щелка.

Юлин животик начал подрагивать, сквозь звуки Жениных поцелуев я услышал нежный Юлин стон. Женя его тоже услышала и почему-то перестала целовать Юлю.
Потом Женя взяла баночку с какой-то жидкостью и сказала.

-А теперь будем готовиться баиньки.

-А что это,- спросил я.

-Это масло, чтобы ваша кожа была здоровая и нежная.

Присев на кровать, она вылила немного масла на ладони, и стала со всех сторон натирать им Юлю, нежно массируя ей спинку, ноги, попку, животик. Дойдя до писи, она взяла еще масла и стала нежно втирать его в Юлины пухлые складочки. Юля раздвинула немного ножки, ее животик опять стал подрагивать, однако Женя не стала ласкать Юлю дальше.

Вместо этого она перевернула меня на живот, и начала, также как и Юлю, втирать мне в кожу масло. Помассировав мне спину, попу и ноги, она перевернула меня. Юля села на кровати и смотрела на мою подрагивающую торчащую писю. Кожица на ней была оттянута назад, и половина головки была оголена.

-Жень, поцелуй меня,- попросил я.

Женя, видимо, поняла, чего мне хотелось, наклонилась и чмокнула писю в кончик головки. Пися дернулась кверху, кожица еще больше отошла назад, и головка полностью оголилась. В этот момент Юля тоже наклонилась, и, когда Женя стала целовать головку второй раз, поцеловала меня одновременно с Женей, так, что ее губы, обхватившие головку с одной стороны, коснулись губ Жени, обхвативших головку с другой. Такого наслаждения и счастья я еще не испытывал.

Потом Женя взяла с камина пеленку и завернула в нее Юлю. Затем взяла висевшее на камине байковое одеяло и укутала Юлю еще и им. Получившийся аккуратный сверток перевязала двумя ленточками и положила Юлю в изголовье кровати. Затем проделала то же самое со мной. Подложила себе под спину подушку, положила по бокам еще две, сбросила с плеч бретельки ночнушки и обнажила груди. Соски уже набухли, с них свисали капельки молока. Затем уложила нас с Юлей так, что наши лица, выглядывавшие из одеял и пеленок, оказались около ее грудей, и сказала.

-А теперь открываем ротики.

И мы с Юлей с упоением стали пить горячие брызгающие струйки…

Когда молоко у Жени закончилось, она обняла нас и мы, счастливые, заснули…

Когда мы с Юлей шли домой, она сказала:

-У меня голова кружится. Ни о чем думать не могу. Так сладко мне еще никогда не было.

-Завтра мы будем старшими братиком и сестричкой. Давай Женю завтра вместе поцелуем?

-Давай. Поскорее бы завтра наступило. А что ты чувствовал, когда меня целовал?- спросила Юля.

-Очень приятно было, у тебя такая кожа нежная, особенно там, ниже животика.

Юля покраснела.

-А ты что чувствовала?

-В животике и писе так сладко и тепло, и что-то щекочет. Очень приятно, и еще хочется.

-Завтра я тебя еще поцелую в писю.

-А я - тебя.

И я, сгорая от нетерпения, пошел домой.


Просмотров: 23 197 Добавил: Павел Комментарии (0)
 
Воспоминания из детства (прод.). Женя, я и Юля. порно рассказы, Воспоминания из детства (прод.). Женя, я и Юля. порно истории, Воспоминания из детства (прод.). Женя, я и Юля. эротические рассказы, Воспоминания из детства (прод.). Женя, я и Юля. секс истории.

+ Добавить коментарий